Цитаты Александра Поупа

Александр Поуп, (1688–1744), английский поэт, один из представителей британского классицизма

Порядок – первый закон небес.

Верь не в себя, а в знание собственных недостатков, извлеки пользу из каждого друга и каждого врага.

Если можешь, получи место и состояние, соблюдая приличия; если не можешь, получи их любой ценой.

Тот, кто солгал, не отдает себе отчета в трудности взятой на себя задачи: чтобы покрыть эту первую ложь, ему придется придумать еще двадцать.

Человеку не следует стыдиться признать, что он был неправ, поскольку такое признание – всего лишь заявление, в других словах, что сегодня он умнее, чем был вчера.

Прелести поражают зрение, но душу завоевывают достоинства.

Дураки восторгаются, а разумные люди выражают одобрение.

Тот, кто с излишним вниманием следит за чужими делами, как и тот, кто с излишним любопытством наблюдает работу пчел, за свою любознательность поплатится множеством укусов.

Никогда не загоняй Пегаса до смерти.

История знает гораздо больше примеров собачьей, нежели дружеской верности.

Лжец даже не представляет, как сложно лгать. Ради правдоподобия одной лжи потребуется изобрести десятка два небылиц.

Характер, который в житейском обиходе обыкновенно называется приятным, составляется из вежливости и фальши.

Божественное право королей — править плохо.

Болезнь — своего рода преждевременная старость.

Большинство женщин не имеет характера:
они или блондинки, или брюнетки; это лучший способ различать их.

В каждом человеке ровно столько тщеславия, сколько ему недостает ума.

Во всех партиях, сообществах, сектах самые невежественные в то же время — самые фанатичные.

Все мы плывем по волнам океана; разум служит нам компасом, а страсти — ветром, гонящим нас.

Всем глупцам не терпится осмеять кого-нибудь.

Девятая заповедь гласила: блаженны не ожидающие ничего, ибо не разочаруются.

За всю свою жизнь я ни разу не встречал человека, который не снес бы горестей ближнего, как истинный христианин.

Каждый человек отличается от другого и с каждым днем отличается от себя.

Когда люди, старея, становятся добродетельными, они просто-напросто приносят Богу в жертву остатки дьявола.

Лучшее правительство то, которое управляет меньше всего.

Молчание есть лоск дураков и хитрость мудреца.

Море соединяет страны, которые оно разделяет.

Мы бы меньше удивлялись тому, что наши соседи водятся с дурной компанией, если бы помнили, что люди обычно ищут компанию не столько для того, чтобы слушать, сколько для того, чтобы говорить.

Надежда, сопровождающая нас всю жизнь, не покидает нас даже в час смерти.

Наиболее доверчивы самые серьезные люди.

Наши взгляды как наши часы: все они показывают разное время, но каждый верит только своим.

Недостаток скромности есть недостаток ума.

Некоторые люди так ничему и не научаются, потому что понимают все слишком быстро.

Нет микроскопа, который бы так увеличивал, как глаза человека, любующегося собой.

О том, как мало значения Господь придает богатству, можно судить по тому, каким людям он его дал.

Ошибаться — свойство человека, прощать — свойство богов.

Партийность — всего лишь безумие многих ради выгоды некоторых.

Покупать книги только потому, что они выпущены известным издателем, все равно, что покупать совсем не приходящийся впору костюм только потому, что он сшит известным портным.

Приходить в гнев — значит вымещать на себе ошибки другого.

Публика — дура.

Силу уму придают упражнения, а не покой.

Слова подобны листьям: дерево, производящее их очень много, приносит очень мало плодов.

Стараться подействовать на пошлого человека мягкою и тонкою речью — все равно что пытаться обтесывать каменную глыбу бритвою.

Тот, кто лжет, не отдает себе отчета в трудности своей задачи, ибо ему предстоит еще двадцать раз солгать, чтобы поддержать первую ложь.

Цветистость слога в рукописи и речах похожа на васильки во ржи, которые гуляющему нравятся, а добивающемуся пользы бывают только в тягость.

Человек бывает настолько самонадеян, насколько он ограничен пониманием.

Что считается добродетелью в женщине, очень разнится с тем, что под этим подразумевается у мужчин. Очень хорошая женщина представляла бы собою очень жалкого мужчину.

Я умираю от сотни хороших симптомов.