Афоризмы и цитаты Аристотеля

Аристотель, (384–322 гг. до н. э.), древнегреческий ученый, философ, ученик Платона и наставник Александра Македонского

Бедность – источник возмущений и преступлений.

Бездетные скорее разводятся: дети – это общее обоим благо, а общее благо объединяет.

Благо – возможности – это власть, богатство, сила, красота.

Благодетели больше питают дружбу к облагодетельствованным, нежели принявшие благодеяние – к оказавшим его.

Благоразумие должно быть чем то средним между распущенностью и бесчувствием.

Блаженство состоит в душевной деятельности, сообразной с добродетелью.

Бог выше всякой добродетели, и не добродетелью определяется его достоинство, потому что в таком случае добродетель будет выше Бога.

Большая разница, случится ли нечто вследствие чего либо или после чего либо.

Больше всего надо во всем остерегаться удовольствия и того, что его доставляет, потому что об этих вещах мы судим крайне пристрастно.

Большинство разногласий возникает между друзьями тогда, когда они являются друзьями не в том смысле, в каком думают.

Быть смелым – значит считать далеким всё страшное и близким всё, внушающее смелость.

Быть справедливым в мыслях – не значит еще быть справедливым на деле.

В деле воспитания развитие навыков должно предшествовать развитию ума.

В отношении к чести и бесчестию обладание серединой – это величавость, избыток именуется, может быть, спесью, а недостаток – приниженностью.

В поэзии предпочтительнее невозможное, но убедительное возможному, но неубедительному.

В чем разница: правят ли женщины, или должностные лица управляются женщинами? Результат получается один и тот же.

Величайшие преступления совершаются из за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости.

Властвует над страстями не тот, кто совсем воздерживается от них, но тот, кто пользуется ими так, как управляют кораблем или конем, то есть направляют их туда, куда нужно и полезно.

Воспитание – в счастье украшение, а в несчастье прибежище.

Воспитание – лучший припас к старости.

Воспитание нуждается в трех вещах: в даровании, науке, упражнении.

Все замечательные и выдающиеся люди – меланхолики.

Все льстецы – прихвостни.

Всего приятнее для нас те слова, которые дают нам какое нибудь знание.

Всякая дружба существует или ради блага, или ради удовольствия.

Всякая чрезмерность и в безрассудстве, и в трусости, и в распущенности, и в злобности либо звероподобная, либо болезненная.

Высшее благо есть совершенная цель, совершенная же цель сама по себе есть, по видимому, не что иное, как счастье.

Гнев врачуется временем, ненависть же неизлечима.

Гнев есть зверообразная страсть по расположению духа, способная часто повторяться, жестокая и непреклонная по силе, служащая причиною убийств, союзница несчастья, пособница вреда и бесчестия.

Гражданином в общем смысле является тот, кто причастен и к властвованию, и к подчинению.

Даже известное известно лишь немногим.

Действительно, всякая дружба существует или ради блага, или ради удовольствия.

Дела добродетели невозможно делать, не страдая или не наслаждаясь при этом.

Деяние есть живое единство теории и практики.

Для ищущего чрезмерных удовольствий страданием будет уже отсутствие чрезмерности.

Для кого честь – пустяк, для того и все прочее ничтожно.

Для одних счастье – это нечто наглядное и очевидное, скажем, удовольствие, богатство и почет – у разных людей разное; а часто даже для одного человека счастье – то одно, то другое: ведь, заболев, люди видят счастье в здоровье, впав в нужду – в богатстве, а зная за собой невежество, восхищаются теми, кто рассуждает о чем нибудь великом и превышающем их понимание.

Добродетель делает правильной цель, а рассудительность – средство для ее достижения.

Достоинство речи – быть ясной и не быть низкой.

Друг всем – ничей друг.

Друг – это одна душа, живущая в двух делах.

Дружба – самое необходимое для жизни, так как никто не пожелает себе жизни без друзей, даже если б он имел все остальные блага.

Есть люди столь скупые, как если бы они собирались жить вечно, и столь расточительные, как если бы они собирались умереть завтра.

Женщина – это увечный от природы, изуродованный мужчина.

Женщины, предающиеся пьянству, рожают детей, похожих в этом отношении на своих матерей.

Жизнь требует движения.

Жить – значит делать вещи, а не приобретать их.

Из всех животных только человек способен смеяться.

Из ложных посылок можно вывести истинное заключение.

Из привычки так или иначе сквернословить развивается и склонность к совершению дурных поступков.

Излишество в удовольствиях – это распущенность, и она заслуживает осуждения.

Имеющие опыт преуспевают больше, нежели те, кто обладает отвлеченным знанием.

Ирония отличается более благородным характером, чем шутовство, потому что в первом случае человек прибегает к шутке ради самого себя, а шут делает это ради других.

Каждому человеку свойственно ошибаться, но никому, кроме глупца, не свойственно упорствовать в ошибке.

Каждый может разозлиться – это легко; но разозлиться на того, на кого нужно, и настолько, насколько нужно, и тогда, когда нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно, – это дано не каждому.

Каждый человек должен преимущественно браться за то, что для него возможно и что для него пристойно.

Как преуспевать ученикам? Догонять тех, кто впереди, и не ждать тех, кто позади.

Когда ты хочешь хвалить, посмотри, что бы ты мог посоветовать, а когда хочешь дать совет, посмотри, что бы ты мог похвалить.

Красота зрелого возраста заключается в обладании телом, способным переносить военные труды, и наружностью приятной и вместе с тем внушительной.

Красота различна для каждого возраста.

Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед.

Кто осмысленно устремляется ради добра в опасность и не боится ее, тот мужествен, и в этом мужество.

Кто спрашивает, почему нам приятно водиться с красивыми людьми, тот слеп.

Лучше в совершенстве выполнить небольшую часть дела, чем сделать плохо в десять раз более.

Лучше то, что труднее.

Любить – значит желать другому того, что считаешь для блага, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему этого благо.

Люди малодушные завистливы, потому что им все представляется великим.

Люди, наделенные могуществом, используют друзей с разбором: одни друзья приносят им пользу, а другие доставляют удовольствие, но едва ли одни и те же – и то и другое, ибо могущественных не заботит, чтобы доставляющие удовольствие были наделены добродетелью, а полезные были бы полезны для прекрасных деяний; напротив, стремясь к удовольствиям, они ищут остроумных, а для выполнения приказаний – изобретательных, но одни и те же люди редко бывают и теми и другими одновременно.

Люди необразованные в глазах толпы кажутся более убедительными, чем образованные.

Между местью и наказанием есть разница: наказание производится ради наказуемого, а мщение – ради мстящего, чтобы утолить его гнев.

Между человеком образованным и необразованным такая же разница, как между живым и мертвым.

Многое из того, что свойственно демократии, ослабляет демократию.

Многое может случиться между чашей вина и устами.

Мудрец не свободен от страстей, а умерен в страстях.

Мудрость – это самая точная из наук.

Мужество – добродетель, в силу которой люди в опасности совершают прекрасные дела.

Мужество – это мужество перед страхом, так что, когда страх умерен, мужество увеличивается; одни и те же вещи и увеличивают, и губят мужество: под действием тех же самых страхов люди становятся и мужественны, и трусливы.

Мужу и жене дружба, по видимому, дана от природы, ибо от природы человек склонен образовывать скорее пары, а не государства.

Мы лишаемся досуга, чтобы иметь досуг, и войну ведем, чтобы жить в мире.

Мышление – верх блаженства и радость в жизни, доблестнейшее занятие человека.

Надежда – это сон наяву.

Назначение (человека) выполняется благодаря рассудительности и нравственной добродетели; ведь добродетель делает правильной цель, а рассудительность делает правильными средства для ее достижения.

Наслаждение общением – главный признак дружбы.

Начало – это, по всей видимости, больше половины всего дела.

Не для того мы рассуждаем, чтобы знать, что такое добродетель, а для того, чтобы стать хорошими людьми.

Не любит тот, кто не любит всегда.

Не от богатства и бедности люди поступают несправедливо.

Не следует с излишней торжественностью приступать ни к какому делу: торжественно праздновать следует только окончание дел. Не следует смешивать того, что нам кажется невероятным и неестественным, с абсолютно невозможным.

Не следует страшиться ни бедности, ни болезней, ни вообще того, что бывает не от порочности и не зависит от самого человека.

Не следует требовать от оратора научных доказательств, точно так же как от математика не следует требовать эмоционального убеждения.

Невежда удивляется, что вещи таковы, каковы они есть, и такое удивление есть начало знания; мудрец, наоборот, удивился бы, если бы вещи были иными, а не таковыми, какими он их знает.

Невозможно ни быть собственно добродетельным без рассудительности, ни быть рассудительным без нравственной добродетели.

Негодование – это скорбь о том, что блага принадлежат недостойному; негодующий огорчится и тогда, когда увидит, что кто то страдает незаслуженно. Завистливый же ведет себя противоположным образом. Его будет огорчать благоденствие любого человека, будь оно заслуженное или незаслуженное.

Неспособный к раскаянию неисцелим.

Несправедливость почти не кажется несправедливостью, когда кому нибудь причиняется именно такая обида, какие он привык причинять другим.

Никто лучше мужественного не перенесет страшное.

Никто не любит того, кого боится.

Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие.

Нравственные качества обнаруживаются в связи с намерениями.

Об избрании [на государственные посты] всегда хлопочут не столько порядочные, сколько случайные.

Обижают и врагов, и друзей, потому что первых обидеть легко, а вторых приятно.

Общий страх объединяет и злейших врагов.

Одно из условий свободы – по очереди быть управляемым и править.

Одно мужество свойственно начальнику, другое – слуге.

Олигархия разрушается, когда в ней образуется другая олигархия.

Опыт есть знание единичного, а искусство – знание общего.

Остроумен тот, кто шутит со вкусом.

От одинаковых причин получаются одинаковые следствия.

Платон – друг, но истина дороже.

Познание начинается с удивления.

Полезное есть благо для человека, а прекрасное есть безотносительное благо.

Порок уничтожает сам себя, и если он достигает полноты, то становится невыносимым для самого его обладателя.

Порядочный человек – это тот, кто довольствуется меньшим того, на что имеет законное право.

Пословица – сохранившейся обломок древней философии.

Почет больше зависит от тех, кто его оказывает, нежели от того, кому его оказывают.

Поэзия есть удел человека или одаренного, или одержимого.

Преступление нуждается лишь в предлоге.

Привычка – вторая натура.

Привычка находить только смешную сторону – самый верный признак мелкой души, ибо смешное лежит на поверхности.

Признак знатока – способность научить.

Принципы поступков – это то, ради чего они совершаются.

Проницательность – это своего рода наитие.

Пусть будет страх – некоторого рода неприятное ощущение или смущение, возникающее из представления о предстоящем зле, которое может погубить нас или причинить нам неприятность; люди ведь боятся не всех зол… но лишь тех, что могут причинить страдание, сильно огорчить или погубить.

Раб – одушевленное орудие, а орудие – неодушевленный раб.

Разглашать склонны люди обиженные.

Разумный гонится не за тем, что приятно, а за тем, что избавляет от неприятностей.

Рассудительность противоположна уму, ибо ум имеет дело с предельно общими определениями, для которых невозможно суждение, им обоснованное, а рассудительность, напротив, – с последней данностью, для достижения которой существует не наука, а чувство.

Рассудительный стремится к отсутствию страданий, а не к наслаждению.

Расточителен тот, кто тратит на что не надо больше, чем надо, и когда не надо. Скупой, напротив, не тратит, где надо, сколько надо и когда надо.

Революция – дело не пустячное, но происходят они из за пустяков.

Рука есть орудие орудий.

Самое главное при всяком государственном устройстве – устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться.

Свободно применять свой талант – вот подлинное счастье.

Свойство добродетели состоит, скорее, в том, чтобы делать добро, а не принимать его, и в том, чтобы совершать прекрасные поступки, более чем в том, чтобы не совершать постыдных.

Свойство тирана – отталкивать всех, сердце которых гордо и свободно.

Серьезное разрушается смехом, смех – серьезным.

Скромность – середина между бесстыдством и стеснительностью.

Совершенным называется то, что по достоинствам и ценности не может быть превзойдено в своей области.

Совесть – это правильный суд доброго человека.

Справедливость есть приобретенное свойство души, в силу которого люди становятся способными к справедливым действиям и в силу которого они поступают справедливо и желают справедливости.

Справедливость является величайшею из добродетелей, более удивительной и блестящей, чем вечерняя или утренняя звезда; поэтому то мы и говорим в виде пословицы: «в справедливости заключаются все добродетели».

Среди неизвестного в окружающей нас природе самым неизвестным является время, ибо никто не знает, что такое время и как им управлять.

Страх определяют как ожидание зла. Конечно, мы страшимся всяких зол, например бесславия, бедности, неприязни, смерти… иного следует страшиться, и если страшатся, скажем, бесславия, это прекрасно, а если нет, то постыдно, и, кто этого страшится, тот добрый и стыдливый, а кто не страшится – беззастенчивый.

Счастье есть совместная полнота трех благ: во первых, душевных, во вторых, телесных, каковы здоровье, сила, красота и прочее подобное; в третьих, внешних, каковы богатство, знатность, слава и им подобное. Добродетели недостаточно для счастья – потребны также блага и телесные и внешние, ибо и мудрец будет несчастен в бедности, в муке и прочем.

Счастье – на стороне того, кто доволен.

Счастье человека состоит в беспрепятственном приложении его преобладающей способности.

Терпеть несправедливость лучше, чем делать несправедливость.

Тот, кто обозревает немногое, легко выносит суждение.

Удивление побуждает людей философствовать.

Ум заключается не только в знании, но и в умении прилагать знание на деле.

Учителя, которым дети обязаны воспитанием, почтеннее, чем родители, которым дети обязаны лишь рождением: одни дарят нам только жизнь, а другие – добрую жизнь.

Худший не тот, кто порочен по отношению к себе, но тот, кто порочен по отношению к другим; лучший не тот, кто добродетелен по отношению к себе, но по отношению к другим.

Человек – единственное живое существо, умеющее смеяться.

Человек – существо, живущее в гражданском сообществе.

Человек без нравственных устоев оказывается существом и самым нечестивым и диким, низменным в своих половых и вкусовых инстинктах.

Человек вне общества – или бог, или зверь.

Человек, достигший полного совершенства, выше всех животных; но зато он ниже всех, если он живет без законов и без справедливости. Действительно, нет ничего чудовищнее вооруженной несправедливости.

Человек с чувством юмора – это тот, кто умеет отпустить меткую шутку, и тот, кто переносит насмешки.

Чересчур блестящий слог делает незаметными как характеры, так и мысли.

Честь – это награда, присуждаемая за добродетель.

Что касается красоты, то она различна для каждого возраста. Красота юности заключается в обладании телом, способным переносить труды, будут ли они заключаться в беге или в силе, и в обладании наружностью своим видом доставляющей наслаждение… Красота зрелого возраста заключается в обладании телом, способным переносить военные труды, и наружностью приятной и вместе с тем внушительной. Красота старца заключается в обладании силами, достаточными для выполнения необходимых работ, и в беспечальном существовании благодаря отсутствию всего того, что позорит старость.

Чтобы разбудить совесть негодяя, надо дать ему пощечину.

Шутка есть ослабление напряжения, поскольку она – отдых.

Эгоизм заключается не в любви к самому себе, а в большей, чем должно, степени этой любви.

Ясность – главное достоинство речи.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Аристотеля" можно почитать: