Афоризмы и цитаты де Шардена

Тейяр де Шарден Пьер, 1881-1955

Французский философ, естествоиспытатель, палеонтолог, антрополог, священник, член ордена иезуитов. Автор работ: «Божественная Среда»(1927), «Феномен человека» (издана после смерти Тейяра де Шардена в 1955 г.).

Родился 1 мая 1881 г. В 1899 г. закончил иезуитский колледж, став членом ордена иезуитов. В первую мировую войну служил санитаром (кавалер Ордена Почетного легиона). В1920 г. получил степень доктора палеонтологии в Сорбонне.

Участвовал в нескольких научных экспедициях в Китай, где открыл одного из предков человека— синантропа. В 1925 г. был обвинен в ереси и изгнан

 

Блажен тот, кто не сможет отогнать своего видения…

Вера освящает мир. Верность приобщает к нему.

Верить — значит производить духовный синтез.

Вершина лучше всего измеряется бездной, над которой она возвышается.

Вещи имеют свое внутреннее, свою, так сказать, «сокровенность».

Видеть или погибнуть.

Видеть. Можно сказать, что в этом вся жизнь, если не в конечном счете, то, во всяком случае, по существу.

Вначале жизнь воспроизводилась, видимо, лишь для самозащиты. Но это оказалась прелюдия к ее захватам.

В каждом из нас материально отражается частица всей мировой истории.

В мире существует только одна реальная вещь — страсть роста.

В обычной жизни лишь несколько минут можно отдать Богу.

Волей-неволей человек опять приходит к самому себе и во всем, что он видит, рассматривает самого себя.

Во всех вещах существует как внешняя, так и сосуществующая с ней внутренняя сторона.

Во всех областях, когда какая-либо величина достаточно выросла, она резко изменяет свой вид, состояние или природу. У своих истоков жизнь выступает перед нами одновременно как микроскопическая и как бесчисленная.

Во все эпохи человек думал, что он находится на «повороте истории».

Во имя своей веры мы можем и должны увлеченно трудиться над земными целями.

Каждый день у нас перед глазами пример акта творения, который абсолютно неуловим и недосягаем для чистой науки.

Любить все и всех — противоречивое и ложное требование, которое в конечном счете приводит лишь к тому, что не любят никого.

Любовь. Если я не ошибаюсь, не тот ли это луч света, который может помочь нам яснее видеть окружающее вокруг нас?

Материя вся пронизана возвышенными возможностями.

Мы знаем себя и управляем собой лишь в немыслимо малой степени.

Мы не разрозненные цветы, собранные в букет, мы как листья и почки на большом дереве.

Мы поднимемся над смертью, если откроем в ней Бога.

Наш разум смущается, когда мы пробуем измерить глубину мира под собой.

Наше тело не может питаться независимо от души.

Недуг бесчисленности и необъятности.

Нельзя допустить, чтобы из-за робости или скромности мы стали плохими работниками!

Нет вершин без пропастей.

Нет жертвоприношения без жертвы

Никогда ни мир не будет достаточно обширным, ни человечество достаточно могущественным, чтобы стать достойным Того.

Пассивность составляет половину человеческого существования.

Поистине мир — это слишком великое дело.

Последовательно связать между собой две энергии — тела и души — эту задачу наука решила пока игнорировать.

По природе нет ничего более деликатного и мимолетного, чем начало.

Предпочитают становиться все более одинокими, чтобы полнее жить.

Присутствие никогда не бывает немым.

При выходе из темноты наступает ослепление. При внезапном выходе на вершину высокой башни — волнение, головокружение или дезориентация.

Разве не испытывает ужас ребенок, когда он впервые открывает глаза?

Самое большее, что может сделать человек, — это обнаружить привязанность к одному или нескольким избранным человеческим существам.

Самые большие реки у своих истоков — лишь маленькие ручейки.

Современный человек не знает, что делать со временем и силами, которые он выпустил из своих рук

Стремление видеть больше и лучше — это не каприз, не любопытство, не роскошь.

Сузы, Мемфис, Афины могут погибнуть, но все более высоко организованное сознание мира переходит из рук в руки, и его слава лишь растет.

Существовать полнее — это все больше объединяться.

С первым проблеском мысли на Земле жизнь породила силу, способную критиковать ее саму и судить о ней.

С чисто позитивистской точки зрения человек — самый таинственный и сбивающий с толку исследователей объект науки. Ничтожный морфологический скачок и вместе с тем невероятное потрясение сфер жизни — в этом весь парадокс человека…

Так или иначе получается, что даже на взгляд простого биолога человеческая эпопея ничто так не напоминает, как Крестный путь.

Те, кто страдает, просто расплачиваются за продвижение вперед и всеобщую победу. Это павшие на поле брани.

Тех, кто правильно подставляет свой парус дыханию Земли, подхватывает такое течение, которое несет их все дальше в открытое море.

То, что выигрывается с одной стороны, теряется с другой.

Человек вошел в мир бесшумно…

Труд предполагает усилие, победу над инертностью.

Фактически человек уже десятки веков смотрит лишь на себя.

Человек вправе тревожиться о себе, когда чувствует себя потерянным и одиноким среди вещей.

Ячейка универсума — это сам универсум.

В своем стремлении к мистической жизни люди часто впадают в ошибку: они резко противопоставляют добро и зло, душу и тело, дух и плоть.

Все великие религии ставят себе целью возвысить человека над материей.

Все заполнить, чтобы все испробовать. Все испробовать, чтобы все найти.

Все созидается лишь ценой соответствующего разрушения.

В сознании каждого из нас эволюция замечает саму себя, осознавая себя..

В страдании сокрыта огромная сила, возносящая мир.

В сущности, лучшая гарантия того, что нечто должно случиться, — то, что оно нам кажется жизненно необходимым.

Всякая жизнь вокруг нас рождается от другой жизни, всякая свобода — от другой свободы.

В цельной картине мира наличие жизни неизбежно предполагает существование до нее, беспредельно простирающейся преджизни. Самая простая протоплазма — это уже вещество поразительной сложности.

Для человека нет будущего, ожидаемого в результате эволюции, вне его объединения с другими людьми.

Дух поисков и завоеваний — это постоянная душа эволюции.

Если труд интересен и духовен, то становится муками рождения.

Если, приступая к труду, мы можем сказать: «Зачем?» — то наше усилие рушится, увлекая в своем падении всю эволюцию, ибо мы — ее воплощение.

Естественные науки разверзают вокруг нас необъятные бездны времени и пространства.

Жизнь не действует по одной изолированной линии или отдельными приемами. Она движет вперед одновременно всю свою сеть.

Жизнь привлекает меня больше всего возможностью участвовать в деле, в реальности более долговременной, чем я сам.

Жизнь смогла продвинуться вперед потому, что, производя пробные нащупывания, последовательно находила места наименьшего сопротивления, где реальность уступала под ее напором.

Жизнь — более реальна, чем живые существа.

Жизнь — дорога это или тупик?

Земля, вероятно, возникла случайно.

И вот свершилось: родилась мысль!

Изобилие возникает из безграничного процесса размножения.

Именно смерти надлежит окончательно раскрыть нас.

Индия по преимуществу район высоких философских и религиозных давлений…