Афоризмы и цитаты Фрэнсиса Бэкона

Афоризмы и цитаты Фрэнсиса БэконаФрэнсис Бэкон, 1561—1626 гг., великий английский философ, родоначальник английского материализма, политический деятель и писатель.

Атеизм – это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ рухнет в бездну.

Афоризмы служат отнюдь не только для развлечения или украшения речи, они, безусловно, важны и полезны в деловой жизни и в гражданской практике.

Бессмертие животных – в потомстве, человека же – в славе, заслугах и деяниях.

Библиотеки – это раки, где хранятся останки великих святых.

Богатство не может быть достойной целью человеческого существования.

Больше всех мы льстим самим себе.

Большой подозрительностью отличается лишь тот, кто мало знает.

Будь хотя бы сам честен настолько, чтобы не лгать другим.

Быть справедливым в мыслях – не значит еще быть справедливым на деле. Хотя справедливость и не может уничтожить пороков, она не дает им наносить вред.

В жизни – как в пути: самая короткая дорога обычно самая грязная, да и длинная немногим чище.

В истории черпаем мы мудрость; в поэзии – остроумие; в математике – проницательность; в естественных науках – глубину; в нравственной философии – серьезность; в логике и риторике – умение спорить.

В каждом человеке природа всходит либо злаками, либо сорной травою;

В любви быть мудрым невозможно.

В природе человека есть тайная склонность и стремление любить других.

Вводи улучшения без похвальбы и без поношений предшественников, но возьми себе за правило не только следовать достойным примерам, а и самому создавать их.

Возможность украсть создает вора.

Воображаемое богатство знания – главная причина его бедности.

Время есть величайший из новаторов.

Врожденные дарования подобны диким растениям и нуждаются в выращивании с помощью ученых занятий.

Все добродетели освобождают нас от господства пороков, одна только храбрость освобождает от господства судьбы.

Всякая нагота оскорбительна, даже нагота души. Скрытность удерживает других на расстоянии от нас и охраняет нас. Это ширма, защищающая наши намерения.

Всякий, кто любит одиночество, либо дикий зверь, либо Господь Бог.

Выбрать время – значит сберечь время, а что сделано несвоевременно, сделано понапрасну.

Высшее достоинство недоступно пониманию толпы, последняя охотно хвалит добродетели низшего порядка; средние добродетели возбуждают в ней удивление или, вернее, изумление; что же касается высших добродетелей, то она не имеет даже понятия о них.

Главный плод дружбы заключается в облегчении и освобождении от переполненности надрыва, которые вызывают и причиняют всякого рода страсти.

Главным корнем суеверия является то, что люди видят только попадания в цель, а не промахи; они заодно и забывают другое.

Глупость одного человека – удача для другого.

Гнев есть безусловная слабость; известно, что ему более всего подвержены слабые существа: дети, женщины, старики, больные и пр.

Гордость лишена лучшего качества пороков – она не способна скрываться.

Грубость рождает ненависть.

Деньги – как навоз: если их не разбрасывать, от них будет мало толку.

Деньги – хороший слуга, но плохой хозяин.

Длинные речи способствуют делу настолько же, насколько платье со шлейфом помогает ходьбе.

Должно стремиться к знанию не ради споров, не для презрения других, не ради выгоды, славы, власти или других низменных целей, а ради того, чтобы быть полезным в жизни.

Добродетель есть не что иное, как внутренняя красота, красота же – не что иное, как внешняя добродетель.

Добродетель и мудрость без знания правил поведения подобны иностранным языкам, потому что их в таком случае обычно не понимают.

Добродетель с помощью богатства становится всеобщим благом.

Дружба удваивает радости и сокращает наполовину горести.

Друзья – воры времени.

Есть книги, которые надо только отведать, есть такие, которые лучше всего проглотить, и лишь немногие стоит разжевать и переварить; иначе говоря, одни книги следует прочесть лишь частично, другие – без особого прилежания, и лишь немногие – целиком и внимательно.

Жена и дети учат человечности, холостяки же мрачны и суровы.

Женитьба – умная вещь для дурака и глупая для умного.

Жены – любовницы молодых мужчин, спутники зрелых и няньки стариков.

Зависть никогда не знает праздника.

Здоровое тело – гостиная для души; больное – тюрьма.

Знание есть сила, сила есть знание.

И любить, и быть мудрым невозможно.

Из всех добродетелей и достоинств души величайшее достоинство – доброта.

Известность есть скорее результат желания выставить себя напоказ, нежели истинной заслуги, некоторой насыщенности, нежели действительного величия.

Изысканные манеры некоторых людей похожи на стихи с отсчитанными слогами.

Истина есть дочь времени, а не авторитета.

Истинная дружба крайне редка в этом мире, в особенности между равными; а между тем она более всего прославлялась. Если такая высокая дружба существует, то только между высшим и низшим, потому что благосостояние одного зависит от другого.

Истинная и законная цель всех наук состоит в том, чтобы наделять жизнь человеческую новыми изобретениями и богатствами.

Как несчастен тот, кто сомневается! Ум его бросает в разные стороны, точно при килевой и боковой качке… И только одно лекарство есть против этого: противопоставить действительность натиску воображения.

Книги – корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие драгоценный груз от поколения к поколению.

Когда имеешь дело с постоянно хитрящими людьми, надо всегда не упускать из виду их целей. С такими лучше говорить мало и говорить такое, чего они менее всего ожидают.

Красивое лицо является безмолвной рекомендацией.

Краска стыда – ливрея добродетели.

Красота заставляет сверкать добродетели и краснеть пороки.

Кто ведает лишь свои дела, мало находит пищи для зависти.

Кто выбалтывает, что знает, будет говорить и о том, чего не знает.

Кто проявляет жалость к врагу, безжалостен к самому себе.

Кто стремится занять почетное место среди людей способных, ставит себе трудную задачу, но всегда это на благо обществу; а вот кто замышляет быть единственной фигурой среди пешек, тот – позор для своего времени.

Кто чрезмерно чтит старину, становится в новое время посмешищем.

Лесть есть род дудки, которой приманивают птиц, подражая их голосу.

Лесть облечена истинно комическим безобразием, но производит трагическое действие. Что труднее всего излечивается, так это болезнь ушей.

Лесть – порождение скорее характера человека, чем злой воли.

Лесть – это стиль рабов.

Ложь обличает слабую душу, беспомощный ум, порочный характер.

Лучшие труды и величайшие заслуги в интересах общества исходят от неженатых или бездетных мужчин.

Любовь к родине начинается с семьи.

Люди более склонны к занимательным спорам и разговорам и к блужданию от одной вещи к другой, чем к строгому исследованию.

Люди, у которых весьма много недостатков, прежде всего замечают их в других.

Манеры выказывают нравы, подобно тому как платье обнаруживает талию.

Молва – плохой гонец и еще худший судья. Что имеет общего добродетельный человек с болтовней толпы? Молва, подобно реке, несет по поверхности легкие предметы и влачит по дну более тяжелые.

Молодые люди более склонны изобретать что то, чем судить о чем то, осуществлять, чем советовать, носиться с разными прожектами, чем заниматься определенным делом.

Молчание – добродетель дураков.

Мужчина уже наполовину влюблен в каждую женщину, которая слушает, как он говорит.

Мужчина чувствует себя на семь лет старше на другой день после свадьбы.

Мысли философа – как звезды, они не дают света, потому что слишком возвышенны.

На высокую башню можно подняться лишь по винтовой лестнице.

Надежды подобны паутине: маленькие мухи застревают в них, а большие прорываются.

Надо не выдумывать, не измышлять, а искать, что творит и приносит природа.

Наиболее же частой внешней причиной счастья одного человека является глупость другого, ибо нет другого такого способа внезапно преуспеть, как воспользовавшись ошибками других людей.

Нам кажется, что люди плохо знают как свои возможности, так и свои силы: первые они преувеличивают, вторые преуменьшают.

Наслаждаться счастьем – величайшее благо, обладать возможностью давать его другим – еще большее.

Наука есть не что иное, как отображение действительности.

Начавший уверенно кончит сомнениями; тот же, кто начинает свой путь в сомнениях, закончит его в уверенности.

Невежды презирают науку, необразованные люди восхищаются ею, тогда как мудрецы пользуются ею.

Неизменно завистливы те, кто из прихоти и тщеславия желает преуспеть во всем сразу. У них всегда найдется кому позавидовать, ибо невозможно, чтобы многие хоть в чем нибудь их не превосходили.

Нельзя в припадке гнева бесповоротно ломать какое либо дело; и как бы вы ни выражали свою горечь, не делайте ничего, чего нельзя было бы поправить.

Нельзя отрицать того, что внешние обстоятельства способствуют счастью человека. Но главным образом судьба человека находится в его собственных руках.

Несомненно, что самые лучшие начинания, принесшие наибольшую пользу обществу, исходили от неженатых и бездетных людей.

Нет ничего сладостнее, чем ясно видеть чужие заблуждения.

Нет ничего страшнее самого страха.

Никакая страсть так не околдовывает человека, как любовь и зависть.

О более слабых и простых людях лучше всего судят по их характерам, о более же умных и скрытых – по их целям.

Обвинение в неблагодарности есть не что иное, как обвинение в проницательности относительно причины благодеяния.

Общее согласие – самое дурное предзнаменование в делах разума.

Один несправедливый приговор влечет бо€льшие бедствия, чем многие преступления, совершенные частными лицами; последние портят только ручьи, только отдельные струи воды, тогда как судья портит самый источник.

Осторожность в словах выше красноречия.

Откровенность есть не что иное, как душевное бессилие.

Отнять у людей пустые предрассудки, ложные мнения, обольстительные призраки и все химерические надежды, питающие их, быть может, значило бы предоставить их скуке, отвращению, тоске и отчаянию.

Очень богатые люди продали больше людей, чем купили.

Первое впечатление всегда бывает несовершенно: оно представляет тень, поверхность или профиль.

Поведение человека должно быть подобно его одежде: не слишком стеснять его и не быть слишком изысканной, но обеспечивать свободу движений и действий.

Поджечь дом, чтобы поджарить себе яичницу, в характере эгоиста.

Пока длится невежество, человек не находит против зла средств.

Похвалы – это отраженные лучи добродетели.

Правила поведения – это перевод добродетели на общедоступный язык.

Правильная постановка вопросов свидетельствует о некотором знакомстве с предметом.

Природа покоряется лишь тому, кто сам подчиняется ей.

Приятная наружность – это вечное рекомендательное письмо.

Продолжать себя в детях есть самоувековечение животных; великое имя, блестящие заслуги, полезная деятельность – вот единственное самоувековечение, достойное человека. Семейные интересы всегда почти губят интересы общественные.

Процветание раскрывает наши пороки, а бедствие – наши добродетели.

Сам по себе муравей – существо мудрое, но саду он враг.

Само бытие без нравственного бытия есть проклятие. И чем значительнее это бытие, тем значительнее это проклятие.

Самое лучшее из всех доказательств есть опыт.

Самое страшное одиночество – не иметь истинных друзей.

Сдержанность и уместность в разговорах стоят больше красноречия, а уменье применять свои слова к характеру и образу мыслей слушателей есть талант, которому должно отдать предпочтение изяществом и методичностью речи.

Себялюбивая мудрость гнусна во всех видах своих.

Семейные интересы почти всегда губят интересы общественные.

Скромность по отношению к душе – то же самое, что стыдливость по отношению к телу.

Скромный человек усваивает даже чужие пороки, гордый обладает только собственными.

Скрытность – прибежище слабых.

Скупец не владеет своими богатствами, скорее можно сказать, что его богатства им владеют.

Слабая философия склоняет человеческий ум к атеизму, а глубина философии располагает ум человека к религии.

Славолюбивый человек служит игрушкой для умных, кумиром для глупцов, добычей для паразитов и рабом собственного тщеславия.

Смелость – дитя невежества и подлости.

Смелость, дочь невежества и глупости, в самом деле стоит ниже действительных дарований, но она увлекает, подчиняет, обвораживает, так сказать, недалеких и слабых людей, составляющих большинство; иногда она подчиняет даже благоразумных людей в минуты слабости и нерешительности.

Смелость – это некая атрофия чувств в соединении со злой волей.

Совершая недостойные поступки, мы становимся достойными людьми.

Созерцание – это благопристойное безделье.

Старание избегать предрассудков – предрассудок.

Странное желание – стремиться к власти, чтобы утратить свободу.

Строгость рождает страх, но грубость рождает ненависть.

Супружеская любовь размножает человеческий род, дружеская – совершенствует его, а безнравственная – развращает и унижает.

Существует три источника несправедливости: насилие как таковое, злонамеренное коварство, прикрывающееся именем закона, и жестокость самого закона.

Счастье продает нетерпеливым людям великое множество таких вещей, которые даром отдает терпеливым.

Толпе нравится только то, что действует на фантазию или то, что не выводит ум из круга обычных понятий.

Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили. Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.

Тот, кто лишен искренних друзей, поистине одинок.

Тот, кто не имеет детей, приносит жертву смерти.

Тот, кто проявляет милость к врагу, отказывает в ней себе.

Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодородная почва, деятельная промышленность и легкость передвижения людей и товаров.

Тщеславные люди вызывают презрение мудрых, восторг у глупцов, являются идолами для паразитов и рабами собственных страстей.

Удача делает глупцом того, кому она отдает свою благосклонность.

Ум человеческий подобен зеркалу с неровной поверхностью, которое, примешивая свои свойства к свойствам вещей, отражает последние в искаженном и извращенном виде.

Умение легко перейти от шутки к серьезному и от серьезного к шутке требует большего таланта, чем обыкновенно думают. Нередко шутка служит проводником такой истины, которая не достигла бы цели без ее помощи.

Умеющий молчать слышит много признаний; ибо кто же откроется болтуну и сплетнику.

Ученость сама по себе дает указания чересчур общие, если их не уточнить опытом.

Философы подобны звездам, которые дают мало света потому, что находятся слишком высоко.

Хвастливый человек – посмешище для умных, предмет поклонения для глупцов, лакомая добыча для льстецов и раб своего собственного тщеславия.

Целомудренные часто бывают горды и высокомерны, они слишком злоупотребляют этим достоинством – своим целомудрием.

Цена истины, как бы она дорога ни была, может быть сравнима разве с ценой жемчужины, освещенной дневным светом, а не с ценою бриллианта или карбункула, сильнее играющих при свечах.

Человек, властвуя над другими, утрачивает собственную свободу.

Человек и впрямь похож на обезьяну: чем выше он залезает, тем больше он демонстрирует свою задницу.

Человек, слуга и истолкователь природы, может совершить и понять не более того, насколько он познал порядок природы наблюдением и размышлением: ничего больше он не знает и не может совершить.

Человеку недостаточно познать самого себя, нужно найти также способ, с помощью которого он сможет разумно показать, проявить себя и в конце концов изменить себя и сформировать.

Человечество было бы убогим без божества, которое живет внутри нас.

Честный и порядочный человек никогда не сможет исправить и перевоспитать бесчестных и дурных людей, если сам он прежде не исследует все тайники и глубины зла.

Честолюбие подобно желчи, которая способствует в людях живости, проворству и рвению в делах, если не преграждать ей выхода. В противном случае она перегорает, обращаясь в губительный яд.

Чрезмерная откровенность столь же неблагоприлична, как совершенная нагота.

Чтение делает человека знающим, беседа – находчивым, а привычка записывать – точным.

Чтение – это беседа с мудрецами, действие же – это встреча с глупцами.

Этот мир – пузырь.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Фрэнсиса Бэкона" можно почитать: