Афоризмы и цитаты Гастона Башляра

Башляр Гастон, 1884-1962
Французский философ, культуролог, психолог. Основатель неорационализма, называл себя «сельским философом». Автор книг: «Новый дух науки» (1934), «Психоанализ огня» (1937), «Новый рационализм» (1953) и др.

Родился в провинции Шампань. Закончив колледж, работал почтовым служащим. Участвовал в первой мировой войне.

По окончании войны преподавал физику и химию в родном колледже. В 1927 г. защитил в Сорбонне докторскую диссертацию по философии. Преподавал в Дижонсксм университете, а с 1940 г —в Сорбонне, где руководил кафедрой истории и философии науки.

В 1961 г. Башляр становится лауреатом национальной премии в области литературы.

 

Без самоиронии никакой прогресс в объективном познании невозможен.

Будучи перенесенными с одной почвы на другую, философские системы становятся обычно бесплодными и легко обманывают.

Вещь есть не что иное, как остановленное явление.

Взвешивать — значит думать, думать — значит взвешивать.

Воображение сильнее опыта.

Глубина — это сокровенное, то, о чем не говорят. Однако же мы имеем полное право об этом думать.

Два человека, стремящиеся по-настоящему понять друг друга, должны сначала противоречить друг другу.

Для голодного ребенка лучший фрукт — самый большой.

Дня первобытного человека мышление есть концентрация воображения, для человека цивилизованного воображение есть расслабление мысли.

Долгая работа относительно приятна.

Изучать можно лишь то, что прежде будило воображение.

Истина — дочь дискуссии, а не дочь симпатии.

Исходя из ложного понятия, можно выстроить подчас целую теорию.

Культура несет радость, которая по сути есть радость сопротивления.

Ласка — не что иное, как символическая, идеальная форма трения.

Любовь к камню ничем не отличается от любви к женщине.

Любовь не ведает сомнений и живет правотой сердца.

Мы всегда не таковы, какими кажемся.

Научная мысль невозможна без подавления. Оно дает начало сосредоточенному, взвешенному абстрактному мышлению.

Неизвестности противостоит не наше неведение, а наше заблуждение.

Обращаясь к самим себе, мы отворачиваемся от истины.

Объективная мысль обязана быть ироничной.

Огонь противоречив.

Огонь — это нечто глубоко личное и универсальное.

Порой восхищение избранным объектом заставляет нас нагромождать гипотезы и фантазии; так формируются убеждения, которые легко принять за некое знание.

Признать свое заблуждение — значит как нельзя более убедительно воздать должное проницательности собственного разума.

Разум должен подчиниться науке.

Раньше всего мы узнаем об огне то, что его нельзя трогать.

Рационализм желает быть примененным.

Реализм в химии — это истина в первом приближении, во втором приближении — это иллюзия.

Реализм — это философия, которая все ассимилирует или все поглощает.

Реальное всегда — объект, подлежащий доказательству.

Свет играет и смеется на поверхности вещей, но только тепло обладает способностью проникать внутрь.

Современное научное образование не отменяет извечных условий существования фантазии.

Страждущая душа поделится и своими воспоминаниями, и своими горестями — для этого нужен лишь зимний вечер, кружение вьюги за стенами дома и ярко горящий огонь.

Теория — это математическая истина, которая еще не нашла своей полной реализации.

Только в очищении любви приходит открытие нежной привязанности.

Утверждение, что огонь — начало жизни, встречается во всех областях, причем без малейшего намека на доказательство.

Философия может оказаться слабой, что не умаляет красоту поэзии.

Что представлял бы собой рассудок без повода для рассуждения?