Афоризмы и цитаты Льва Шестова

Шестов Лев, 1866 -1938

Более всего в еретиках раздражало упорство в пустяках.

Быть непоправимо несчастным — постыдно!

Никакая наука, ни одно искусство не может дать того, что приносит с собою тьма

Новые мысли, даже собственные, не скоро завоевывают наши симпатии.

Нужно сперва привыкнуть к ним.

Нравственные люди — самые мстительные люди.

Нужно выслушать человека таким, каков он есть.

Нужно искать того, что выше сострадания, выше добра Нужно искать Бога

Нужно, чтобы сомнение стало постоянной творческой силой, пропитало бы собой самое существо нашей жизни.

От смешного до великого тоже только один шаг.

Отрыжка прерывает самые возвышенные человеческие размышления. Отсюда, если угодно, можно сделать вывод, но, если угодно, можно никаких выводов и не делать.

Образованным, много читающим людям нужно постоянно иметь в виду, что литература — это одно дело, а жизнь — другое.

Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот.

Очень часто мы высказываем представляющееся нам сомнительным суждение в категорической форме и даже настаиваем на его несомненности.

О философах еще никто ни разу не сказал: нанятая совесть. Почему?

Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам.

Поскребите русского, и вы найдете татарина.

Привычка к логическому мышлению убивает фантазию.

Пушкин умел плакать, а кто умеет плакать, тот умеет и надеяться.

Раз мысль явилась — открывай ворота!

Роль палача считается позорнейшей лишь по недоразумению.

Русская простота и правдивость есть следствие нашей относительной малокультурности.

Самые важные и значительные мысли, откровения, являются на свет голыми, без словесной оболочки: найти для них слова — особое, очень трудное дело, целое искусство.

Свет открывает человеку красоту — но он же открывает нам и безобразие.

Символы не всегда бывают красивы.

Скорей безумный скомпрометирует своим обществом гения, чем гений оправдает безумие.

Слезы признания неприличны.

Совершеннолетних, ищущих указки, следует всячески клеймить и порицать. В них говорит лень и трусость.

Страх смерти объясняется исключительно чувством самосохранения.

Стремление понять людей, жизнь и мир мешает нам узнать все это.

Судьба охотнее всего смеется над идеалами и пророчествами смертных — и, нужно думать, в этом сказывается ее великая мудрость.

Творцы великих идей относятся очень пренебрежительно к своим творениям и мало заботятся об их судьбе в мире.

Тем, что для нас важно и нужно, чем мы дорожим и действительно любим, мы редко хвастаем.

Убеждать людей и скучно, и трудно, и в конце концов, право, даже не нужно.

Уже пифагорейцы предполагали, что солнце неподвижно и что земля движется. Как долго пришлось истине ждать своего подтверждения!

Фатализм пугает людей.

Человек настолько консервативное существо, что всякая перемена, даже перемена к лучшему, пугает его.

Человек привык иметь убеждения, это — факт.

Человек часто бывает совершенно равнодушен к своему успеху до тех пор, пока его имеет.

Стоит только ему потерять свое влияние на людей, и он начинает огорчаться. И — наоборот.

Кто не увлекался тургеневскими женщинами! А между тем все они отдаются наиболее сильному мужчине.

Человек часто хочет, но не может.

Человеческие истины только и годны, что для служебных целей…

Читатель существует для писателя.

Чувство сострадания живет в нас, но приспособленное к условиям нашего существования.

Вернейшее средство освободиться от надоевших истин — это перестать платить обычную дань уважения и благоговения и начать обращаться с ними запросто, даже с оттенком фамильярности и презрения.

В каждом из своих ближних мы подозреваем опасного врага и потому боимся его.

Возможности, открывающиеся человеку в жизни, сравнительно очень ограничены.

Вообще гений, вопреки общераспространенному предрассудку, самое бестолковое, а потому и самое беспокойное существо. Чтобы испытать наслаждение от трагедии, нужно ее видеть только со сцены.

Вопреки Эпикуру и его негодованию, мы в конце концов принуждены сказать себе, что все что угодно может произойти из всего чего угодно.

Всякий ценитель искусства доволен, если узнает в новом произведении «манеру» художника, и мало кто догадывается, что приобретение манеры знаменует собой начало конца.

Главная прелесть лучшего в его трудной достижимости.

Горе тому, кто вздумал бы на земле осуществлять идеал справедливости…

Действительная опасность никогда не устранялась словами и теориями.

Европа давным-давно забыла о чудесах: она дальше идеалов не шла; это у нас в России до сих пор продолжают смешивать чудеса с идеалами.

Есть вещи, которые человеку не дано прощать, а стало быть, есть обиды, которые нельзя забыть.

Есть достаточно оснований к тому, чтобы недоверчиво относиться к жизни. Она столько раз обманывала нас в самых заветных ожиданиях наших.

Жизнь иных народов, в иных странах и в иные времена научает нас понимать, что считающиеся у нас вечными идеи суть только наши заблуждения

Задача писателя: идти вперед и делиться с читателем своими новыми впечатлениями.

Задача философии не успокаивать, а смущать людей

Задача философии — научить человека жить в неизвестности, того человека, который больше всего боится неизвестности и прячется от нее за разными догматами.

Знаете ли вы, что для иных учителей нет больших мук в мире, чем слишком верующие и последовательные ученики?

Каждое слово взрослого человека представляется таинственно содержательным ребенку.

Как жить человеку без суждений, без убеждений?

Когда защищаешь свое последнее достояние — средств не разбираешь.

Когда приходит настоящая нужда, глупый человек становится умным.

Лучший и убедительнейший способ доказательства — начать свои рассуждения с безобидных, всеми принятых утверждений.

Люди ужасно экономные и жадные существа. Им хочется побольше знать и покупать свои знания возможно дешевле.

Люди часто начинают стремиться к великим целям, когда чувствуют, что им не по силам маленькие задачи. И не всегда безрезультатно…

Может быть, большинство читателей не хочет этого знать, но сочинения Достоевского и Ницше заключают в себе не ответ, а вопрос.

Мудрецы не больше знают, чем глупцы, — у них только больше храбрости и самоуверенности.

Мы глумимся и смеемся над человеком не потому, что он смешон, а потому, что нам нужно развлечься, посмеяться.

Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать.

Наполеон слыл знатоком человеческой души, Шекспир — тоже. И их знания не имеют меж собой ничего общего.

Направо поехать — женатому быть, налево — убитому быть. Средней до-философ никогда не избирает, богатство ему не нужно, он не знает, что делать ему с деньгами.

Наука полезна — спору нет, но истин у нее нет и никогда не будет.

На самом деле творец обыкновенно испытывает одни огорчения.

На человека обыкновенно гораздо более действует последовательность в интонации, чем последовательность в мыслях.

Негодованием можно на время подавить какие угодно запросы человеческой души.

Ненависть не разбирает средств.

Не знать, чего хочешь, считается одним из самых позорящих обстоятельств.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Льва Шестова" можно почитать: