Афоризмы и цитаты Мирче Элиаде

Мирче Элиаде, 1907-1986

Румынский писатель и философ, историк религий. Автор романов «Майтрейи» (1933), «Возвращение из рая» (1934), «Девица Кристина» (1936) и др, а также многочисленных научных работ по истории и философии религий.

Родился 9 марта 1907 г. в Бухаресте. С 1917 по 1925 г. учился в школе, затем в лицее.

В 1925 г. поступил на факультет филологии и философии Бухарестского университета, который закончил в 1928 г. Затем в течение трех лет жил в Индии, где изучал санскрит, йогу, индийские философии и религии.

В 1945 г. переехал в Париж, где читал лекции по философии индийских религий в Школе высших штудий.

В 1957 г. возглавил кафедру истории религий Чикагского университета.

В 1961— 1986гг. руководил изданием 16-томной «Истории религий». В 1966г. был избран членом Американской академии искусств и наук, в 1976г. — доктором Сорбонны.

Умер 22 апреля 1986г.

 

Абстракционизм кажется мне в высшей степени антигуманным.

Без зримого или, на худой конец, призрачного присутствия смерти — что за любовь?

Великаны хороши, если на них смотреть издали.

В каждых скитаниях существует риск заблудиться.

В некоторые моменты истории определенная культурная деятельность — а особенно литература, искусство — превращается в оружие, в орудие политики.

В неразлучности есть что-то дьявольское.

Все мифы представляют собой варианты мифа о начале начал, потому что сотворение мира — это модель происхождения человека, растений, и к тому же модель соития и смерти.

Для всякого изгнанника родина — это язык, на котором он не перестает говорить.

Дыхание в его природном виде лишено ритма.

Жизнь реальна, мир реален. Мир можно покорить, жизнью можно овладеть.

Когда у человека появляется ощущение, что он потерял ключ к своему существованию, когда он больше не знает, зачем жить, тогда это целиком религиозная проблема, потому что только в религии — ответ на главный вопрос: в чем смысл существования?

Когда пишешь, все, что знаешь, забывается…

Культура — это не «надстройка», как ее понимают марксисты, а особая форма человеческой жизни.

Лабиринт — это иногда магическая защита некоего центра, некоего сокровища, некоего тайного знания.

Литература, устная или письменная, — дочь мифологии.

Мао Цзэдуна можно назвать последним императором.

Миф отводит от человека страх, дает ему чувство безопасности.

Могучего соседа всегда боятся.

Мы не каменные, мы не цветы, мы не насекомые, чья жизнь предопределена Мы — существа авантюрные.

Мы обычно проживаем жизнь отрывочно.

Наш интерес к историям — это часть нашего способа быть.

Нельзя быть человеком, не будучи созданием той или иной культуры.

Никто не может жить одновременно в двух духовных мирах: дневном и сновидческом.

Определенная идеология или совокупность идеологий могут иметь разрушительную силу.

Полезно записывать сны.

Священное не подразумевает веру в Бога, в богов или в духов.

У всякой мифологии есть начало и конец.

Шаман – что-то вроде актера, в той мере, в какой театральны иные из его практик

Я был избавлен от необходимости нравиться.

Я всегда брался за новый язык, чтобы овладеть новым рабочим орудием.

Я могу представить себе общество, лишенное какого бы то ни было интереса к разрушенной, забытой, презираемой Европе. Это кошмар, но вероятие его есть.