Афоризмы и цитаты Омара Хайяма

Омар Хайям, (1048–1131), персидский поэт и философ

В жизни сей опьянение лучше всего,
Нежной гурии пение лучше всего,
Вольной мысли кипение лучше всего,
Всех запретов забвение лучше всего.

Безгрешными приходим – и грешим,
Весёлыми приходим – и скорбим.
Сжигаем сердце горькими слезами,
А сходим в прах, развеяв жизнь как дым.

Благородство и подлость, отвага и страх -
Всё с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже.
Мы такие, какими нас создал Аллах!

Будешь в обществе гордых учёных ослов,
Постарайся ослом притвориться без слов,
Ибо каждого, кто не осёл, эти дурни
Обвиняют немедля в подрыве основ.

Будь осмотрителен: судьба-злодейка рядом!
Меч времени остёр, – не будь же верхоглядом!
Когда судьба тебе положит в рот халву,
Остерегись – не ешь: в ней сахар смешан с ядом!

Бушует в кельях, мечетях и церквах
Надежда в рай войти и перед адом страх.
Лишь у того, кто понял тайну мира,
Сок этих сорных трав весь высох и зачах.

В мире временном, сущность которого тлен,
Не сдавайся вещам несущественным в плен.
Высшим в мире считай только дух вездесущий,
Чуждый всяких вещественных перемен.

В наше время доходней валять дурака,
Ибо разум сегодня в цене чеснока.
В этом мире глупцов, подлецов, торгашей
Уши, мудрый, заткни, рот надёжно зашей,
Веки плотно зажмурь – хоть немного подумай
О сохранности глаз, языка и ушей!

В этом мире любовь – украшенье людей,
Быть лишённым любви – это быть без друзей.
Тот, чьё сердце к напитку любви не прильнуло,
Тот – осёл, хоть не носит ослиных ушей!

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьёт вино.
При соблюдении сих четырёх условий
Всем здравомыслящим вино разрешено.

Все, кто стар и кто молод, что ныне живут,
В темноту одного за другим уведут.
Жизнь дана не навек. Как до нас уходили,
Мы уйдём; и за нами придут и уйдут.

Всё пройдёт – и надежды зерно не взойдёт,
Всё, что ты накопил, ни за грош пропадёт.
Если ты не поделишься вовремя с другом -
Всё твоё достоянье врагу отойдёт.

Давно меж мудрецами спор идёт,
Который путь к познанию ведёт?
Боюсь, что крик раздастся: «Эй, невежды,
Путь истинный – не этот и не тот!»

Если ты не поделишься вовремя с другом -
Всё твоё состоянье врагу отойдёт.

Есть над смертными Бог. Что ж до дел у соседа,
То в халате твоём ещё больше прорех.

О невежда, вокруг посмотри, ты – ничто.
Нет основы – лишь ветер царит, ты – ничто.
Два ничто твоей жизни предел и граница,
Заключён ты в ничто, и внутри ты – ничто.

О, не растите деревья печали…
Ищите мудрость в солнечном начале:
Ласкайте милых и вино любите!
Ведь не навек нас с жизнью обвенчали.

О тайнах сокровенных невеждам не кричи
И бисер знаний ценных пред глупым не мечи.
Будь скуп в речах и прежде взгляни, с кем говоришь;
Лелей свои надежды, но прячь свои ключи.

От безбожья до Бога – мгновенье одно!
От нуля до итога – мгновенье одно.
Береги драгоценное это мгновенье:
Жизнь – ни мало, ни много – мгновенье одно!

Отчего всемогущий творец наших тел
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны – зачем умираем?
Если несовершенны – то кто бракодел?

Прощалась капля с морем – вся в слезах!
Смеялось вольно море – всё в лучах!
«Взлетай на небо, упадай на землю -
Конец один: опять – в моих волнах».

Пусть буду я сто лет гореть в огне,
Не страшен ад, приснившийся во сне;
Мне страшен хор невежд неблагодарных,
Беседа с ними хуже смерти мне.

Раз насущный твой хлеб дан от века Творцом,
Не отнимут его, не прибавят потом.
Значит, в бедности будь непокорным и гордым,
А в богатстве не стань добровольным рабом.

Разум мой не силён и не слишком глубок,
Чтобы замыслов Божьих распутать клубок.
Я молюсь и Аллаха понять не пытаюсь -
Сущность Бога способен постичь только Бог.

С людьми ты тайной не делись своей,
Ведь ты не знаешь, кто из них подлей.
Как сам ты поступаешь с Божьей тварью,
Того же жди себе и от людей.

Страсть не может с глубокой любовью дружить,
Если сможет, то вместе недолго им быть.

Так как собственной смерти отсрочить нельзя,
Так как свыше указана смертным стезя,
Так как вечные вещи не слепишь из воска -
То и плакать об этом не стоит, друзья!

Те, что веруют слепо, – пути не найдут.
Тех, кто мыслит, – сомнения вечно гнетут.
Опасаюсь, что голос раздастся однажды:
«О невежды! Дорога не там и не тут!»

То, что судьба тебе решила дать,
Нельзя ни увеличить, ни отнять.
Заботься не о том, чем не владеешь,
А от того, что есть, свободным стать.

Тот, кто с юности верует в собственный ум,
Стал в погоне за истиной сух и угрюм.
Притязающий с детства на знание жизни,
Виноградом не став, превратился в изюм.

Тот усердствует слишком, кричит: «Это – я!»
В кошельке золотишком бренчит: «Это – я!»
Но едва лишь успеет наладить делишки, -
Смерть в окно к хвастунишке стучит: «Это – я!»

Ты истину взыскуешь? Оставь жену, детей
И всё, что сердцу мило, и близких и друзей, -
Всё устрани свободно, оковы рви скорей.

Ты – рудник, коль на поиск рубина идёшь,
Ты – любим, коль надеждой свиданья живёшь.
Вникни в суть этих слов – и нехитрых, и мудрых:
Всё, что ищешь, в себе непременно найдёшь!

Человек что флейта, человек что фляга,
В нём душа что песня, что хмельная влага.
С чем сравнить Хайяму душу человека?
С огоньком, который прячет тело-скряга.

Человек – это истина мира, венец -
Знает это не каждый, а только мудрец.

Чем голову склонять пред сильным сто раз на день,
Чем жизнью рисковать, как мухи, крошки ради,
Не лучше ли вкушать пусть чёрствый хлеб, но свой,
И по земле идти, на всех, как равный, глядя.

Знайся только с достойными дружбы людьми,
С подлецами не знайся, себя не срами.
Если подлый лекарство нальёт тебе – вылей!
Если мудрый подаст тебе яду – прими!

И с другом и с врагом ты должен быть хорош!
Кто по натуре добр, в том злобы не найдёшь.
Обидишь друга – наживёшь врага ты,
Врага обнимешь – друга обретёшь.

И скупец гибнет в жарком огне, как злодей.
Так пророком начертано: лучше неверный,
Если он мусульманина будет щедрей.

. ..Из рук подлеца даже воду
Не бери, хотя бы пламя играло тобой!

Из тех, что мир прошли и вдоль и поперёк,
Из тех, кого Творец на поиски обрёк,
Нашел ли хоть один хоть что-нибудь такое,
Чего не знали мы и что пошло нам впрок?

Как нужна для жемчужины полная тьма -
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего, и душа опустела? -
Эта чаша наполнится снова сама!

Лучше впасть в нищету, голодать или красть,
Чем в число блюдолизов презренных попасть.
Лучше кости глодать, чем прельститься сластями
За столом у мерзавцев, имеющих власть.

Люди веры проникли в высокую суть,
Недалёким туда не дано заглянуть.
И забавно ведь, что в постижении Правды
Часто видит народ еретический путь!

Меняем реки, страны, города…
Иные двери… Новые года…
А никуда нам от себя не деться
А если деться – только в никуда.

Не рождается зло от добра и обратно…
Различать их нам взгляд человеческий дан!

Нищим дервишем ставши – достигнешь высот.
Сердце в кровь изодравши – достигнешь высот.
Прочь, пустые мечты о великих свершеньях!
Лишь с собой совладавши – достигнешь высот!

В полях межа. Ручей. Весна кругом.
И девушка идет ко мне с вином.
Прекрасен миг! А стань о вечном думать,
И кончено: поджал бы хвост щенком!

Вместо солнца весь мир озарить не могу,
В тайну сущего дверь отворить не могу,
В море мыслей нашел я жемчужину смысла,
Но от страха ее просверлить не могу.

Если ночью тоска подкрадется — вели дать вина.
О пощаде судьбу не моли.
Ты — не золото, пьяный глупец, и едва ль,
Закопав, откопают тебя из земли.

Жизнь с крючка сорвалась и бесследно прошла,
Словно пьяная ночь, беспросветно прошла.
Жизнь, мгновенье которой равно мирозданью,
Как меж пальцев песок, незаметно, прошла!

Знает твердо мудрец: не бывает чудес,
Он не спорит — там семь или восемь небес.
Раз пылающий разум навеки погаснет,
Не равно ль муравей или волк тебя съест?

Как нужна для жемчужины полная тьма,
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего, и душа опустела?
Эта чаша наполнится снова сама!

Мастер, шьющий палатки из шелка ума,
И тебя не минует внезапная тьма.
О, Хайям! Оборвется непрочная нитка.
Жизнь твоя на толкучке пойдет задарма.

Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно, -
Вот последняя правда, открытая мной.

Мы попали в сей мир, как в силок – воробей.
Мы полны беспокойства, надежд и скорбей.
В эту круглую клетку, где нету дверей,
Мы попали с тобой не по воле своей.

Не искавшему путь вряд ли путь и укажут -
Постучись и откроются двери к судьбе!

Назовут меня пьяным — воистину так!
Нечестивцем, смутьяном — воистину так!
Я есмь я. И болтайте себе, что хотите:
Я останусь Хайямом. Воистину так!

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.

Не рыдай! Ибо нам не дано выбирать:
Плачь не плачь, а придется и нам умирать,
Глиной ставшие мудрые головы наши.
Завтра будет ногами гончар попирать.

Сияли людям зори и до нас!
Текли дугою звезды и до нас!
В комочке праха сером, под ногою,
Ты раздавил сиявший юный глаз.

Чем за общее счастье без толку страдать -
Лучше счастье кому-нибудь близкому дать.
Лучше друга к себе привязать добротою,
Чем от пут человечество освобождать.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало ешь,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Чтобы уши, глаза и язык были целы, -
Тугоухим, незрячим, немым надо быть.

Не смотри, что иной выше всех по уму,
А смотри, верен слову ли он своему:
Если он своих слов не бросает на ветер -
Нет цены, как ты сам понимаешь, ему.

Я знаю этот вид напыщенных ослов:
Пусты, как барабан, а сколько громких слов!
Они – рабы имён. Составь себе лишь имя,
И ползать пред тобой любой из них готов.

Ту тайну дивную свою от всех я утаю.
То слово краткое облечь не в силах наша речь.
Сияют страны предо мной,… но нем язык земной:
О чуде тайн, что вам не знать, не в силах рассказать.

Утром лица тюльпанов покрыты росой,
И фиалки, намокнув, не блещут красой.
Мне по сердцу еще не расцветшая роза,
Чуть заметно подол приподнявшая свой.