Афоризмы и цитаты Оноре де Бальзака

Оноре де Бальзак, (1799–1850), французский писатель

Адюльтер приносит больше зла, чем брак – добра.

Архитектура – выразительница нравов.

Благородство чувств не всегда сопровождается благородством манер.

Боль, может быть, есть не что иное, как предельное наслаждение.

Большинство мужей напоминают мне орангутанов, пытающихся играть на скрипке.

Бороться – значит жить; пусть борьба приносит горе, пусть она ранит, – всё лучше, чем беспросветный мрак отвращения, яд презрительной замкнутости, холод тех, кто отрекся от борьбы, чем смерть сердца, которая зовется равнодушием.

Брак не может быть счастливым, если супруги до вступления в союз не узнали в совершенстве нравы, привычки и характеры друг друга.

Брак связывает на всю жизнь два существа, которые друг друга не знают.

Будущее нации – в руках матерей.

Бывают люди, похожие на нули: им всегда необходимо, чтобы впереди их были цифры.

Быть может, добродетель есть не что иное, как душевная деликатность.

Бюрократия – это гигантский механизм, приводимый в движение пигмеями.

В нас нет ненависти к суровости, когда она оправдана сильным характером, чистотою нравов и когда она искусно перемешивается с добротой.

В принципе, великий политик должен быть злодеем, иначе он будет плохо управлять обществом. Порядочный человек в роли политика – это все равно, что чувствующая паровая машина или кормчий, который объясняется в любви, держа рулевое колесо: корабль идет ко дну.

В пятьдесят лет мужчина более опасен, чем во всяком другом возрасте, ибо обладает дорогостоящим опытом и часто состоянием.

Великие таланты чужды мелочности.

Вот жизнь как она есть: не лучше кухни – вони столько же, а если хочешь что нибудь состряпать, пачкай руки, только потом умей хорошенько смыть грязь; вот вся мораль нашей эпохи.

Время – это капитал работника умственного труда.

Все женщины хотят, чтобы занимались только ими; они взбунтуются, они десять дней не потерпят мужчину, поглощенного великим делом. Вот почему женщины любят дураков. Дурак отдает им все свое время, занимается только ими, тем самым доказывая своим дамам, что они любимы. Пусть гениальный человек отдаст им свое сердце, свое состояние, но если он не посвящает им все свое время, самая благородная женщина не поверит, что он любит ее.

Всё человеческое умение не что иное, как смесь терпения и времени.

Всё, что делаешь, надо делать хорошо, даже если совершаешь безумство.

Всякая власть есть непрерывный заговор.

Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе.

Глупость бывает двух родов: молчаливая и болтливая.

Глупость настолько непроходима, что ее невозможно исследовать до дна, в ней не рождается никакого отзвука, она всё поглощает без возврата.

Горе – самое стойкое из всех наших чувств.

Гражданское мужество и мужество военное проистекают из одного начала.

Добродетели могут принести и вред, если не освещены светом разума.

Добродетель – вещь неделимая: или она есть, или ее нет.

Добрую часть своей жизни заняты мы выпалыванием того, что вырастили в сердце своем в юности. Эта операция называется приобретением опытности.

Дружба двух святош делает более зла, чем открытая вражда десяти негодяев.

Дружба между мужчиной и женщиной очень слабеет при наступлении ночи.

Если все время будешь говорить один – всегда будешь прав.

Если жена заговорила об экономии, значит, ваши акции начали падать.

Если женщина вас любит – прощает всё, даже преступление; если же нет – то не замечает и самих добродетелей.

Если мужчина остроумен, хорош собою и общителен, женщины интересуются не тем, откуда он вышел, а тем, куда он хочет прийти.

Если не верить в себя самого, нельзя быть гением.

Если талант – это развитие природных склонностей, то твердая воля – это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями, которые воля обуздывает и подавляет, над препятствиями и преградами, которые она осиливает, над всяческими трудностями, которые она героически преодолевает. Воля может и должна быть предметом гордости гораздо больше, нежели талант.

Есть поэты, которые чувствуют, и поэты, которые выражают; первые наиболее счастливы.

Жениться по расчету – значит пресмыкаться перед женой, лизать пятки у ее мамаши, совершать такие мерзости, что свинье противно, тьфу! В таком браке вы будете чувствовать себя трубой для стока нечистот.

Женский инстинкт стоит прозорливости великих людей.

Женщина в любви похожа на арфу: она передает лишь тому свои тайны, кто хорошо на ней играет.

Женщина, которая смеется над своим мужем, уже не любит его.

Женщина, руководствующаяся рассудком, а не сердцем, настоящая общественная зараза: она имеет недостатки страстной и любящей женщины, но ни одного из ее достоинств; она без жалости, без любви, без добродетели, без пола.

Женщина умная никогда не злоупотребит своими преимуществами; нужно быть ничтожной и глупой, чтобы завладеть мужчиной.

Женщины в силу какого то особенного склада своего ума обычно видят в человеке талантливом только его недостатки, а в дураке только его достоинства.

Женщины, которым хочется любить, чувствуют бессознательную ненависть к мужчинам, всецело поглощенным своим делом; такие женщины, несмотря на свои высокие достоинства, всегда остаются женщинами в смысле желания преобладать.

Женщины смотрят на своих любовников как на средство для удовлетворения своего тщеславия. Самих себя – вот кого они любят в нас!

Женщины умеют придавать своим словам особую значительность, они вкладывают в них какой то невыразимый трепет, который расширяет их смысл и сообщает им глубину.

Жестокость и страх пожимают руки друг другу.

Жизнь – это чередование всяких комбинаций, их нужно изучать, следить за ними, чтобы всюду оставаться в выгодном положении.

Завистники и тупицы никогда не могут понять тех побуждений, по которым действуют выдающиеся умы; поэтому, как только они подметят несколько поверхностных противоречий, они тотчас хватаются за них.

Зависть – один из наиболее действенных элементов ненависти.

Зависть развязывает языки, тогда как восхищение их сковывает.

Задача искусства не в том, чтобы копировать природу, но чтобы ее выражать. Нам должно схватывать ум, смысл, облик вещей и существ.

Замужняя женщина – это рабыня, которую надо уметь посадить на трон.

Идеальная красота, самая восхитительная наружность ничего не стоят, если ими никто не восхищается.

Идеи могут быть обезврежены только идеями.

Идея выше факта.

Искусство – это одежда нации.

Искусство – это религия, которая имеет своих жрецов и должна иметь своих мучеников.

Испивая чашу удовольствия до дна, мы обнаруживаем там больше гравия, чем перлов.

Истина разрушает столь заблуждений и ошибок, что все, кто живет неправдой, восстают и хотят убить истину. Прежде всего они нападают на ее носителя.

Истинная любовь в своих поступках являет несомненное сходство с ребяческими выходками: то же безрассудство, неосторожность, непосредственность, смех и слезы.

Истинный ученый – это мечтатель, а кто им не является, тот называет себя практиком.

Клевета равнодушна к ничтожествам.

Ключом ко всякой науке является вопросительный знак.

Когда женщина уже слишком стара, чтобы нравиться мужчинам, она обращается к Богу.

Когда нечего сказать, много говорят.

Когда человек хвастается, что не изменит своих убеждений, он обязуется идти всё время по прямой линии, – это болван, уверенный в своей непогрешимости.

Кто бывает всюду, тот нигде не встречает интереса к своей особе.

Кто любит всех женщин, не ревнует ни одну.

Кто слишком много доказывает, ничего не доказывает.

Кто способен управлять женщиной, способен управлять государством.

Лесть никогда не исходит от великих душ, она – удел мелких душонок, умеющих становиться еще мельче, чтобы войти в жизненную сферу важной персоны, к которой они тяготеют.

Лицемерие внушает уважение людям, привыкшим прислуживать.

Любовником быть легче, чем мужем, – уже по той простой причине, что быть остроумным ежедневно труднее, чем говорить любезности время от времени.

Любовное приключение – игра, в которой всегда плутуют.

Любовь для высокомерной натуры – то же, что Солнце для Земли.

Любовь – единственная возможность для дурака вырасти в собственных глазах.

Любовь – единственная страсть, которая не выносит ни прошлого, ни будущего.

Любовь – игра, в которой всегда плутуют.

Любовь – наше второе рождение.

Любовь равно велика и в болтовне, и в лаконичности.

Любовь соединяет в себе все добрые качества человека.

Любовь так плохо выносит домашние дрязги, что для прочного счастья нужно найти друг у друга выдающиеся качества.

Любовь – это удивительный фальшивомонетчик, постоянно превращающий не только медяки в золото, но и нередко и золото в медяки.

Люди боятся холеры, но вино гораздо опаснее ее.

Люди редко выставляют напоказ недостатки – большинство старается прикрыть их привлекательной оболочкой.

Мелкие люди умеют притворяться необычайно искусно.

Мир – это бочка, усаженная изнутри перочинными ножами.

Можно быть великим человеком и злодеем, так же как можно быть глупцом и в то же время вдохновенным любовником.

Мужское постоянство может наскучить, женское – никогда.

Мужья и правительства никогда не должны признавать свои ошибки.

Мы привыкли судить о других по себе, и, если мы охотно прощаем им наши недостатки, мы сурово осуждаем их за то, что они лишены наших достоинств.

Мы признаем человеком только того, чья душа мечтает в любви настолько же о духовном наслаждении, как и о телесном удовольствии.

Мысль – это ключ ко всем сокровищам, она одаряет нас всеми радостями скупца, но без его забот.

Наглое лицемерие внушает уважение людям, привыкшим прислуживать.

Наивность и простота суть признаки детства.

Насмешник всегда существо поверхностное.

Наша совесть – судья непогрешимый, пока мы не убили ее.

Не станем подсчитывать женщин, добродетельных по глупости, ибо известно, что в любви все женщины умны.

Невежество – мать всех преступлений. Преступление прежде всего – неразумие.

Необходимость часто является стимулом для гения.

Неспособность испытывать восторг – признак посредственности.

Несчастье бывает пробным камнем характеров.

Несчастье – лучший учитель.

Ни один мужчина не должен жениться, пока не изучил анатомию и не препарировал хотя бы одну женщину.

Никогда не оказывайте услуг, о которых не просят.

Никто не станет разыскивать скрытые добродетели.

Никто не становится другом женщины, если может быть ее любовником.

Ничего нет внутри у людей, вечно выставляющих все наружу.

Ничто так не связывает нас, как наши пороки.

Нравы – это люди, законы – разум страны. Нравы нередко более жестоки, чем законы. Нравы, часто неразумные, берут верх над законами.

Обнаженная женщина являет, вероятно, меньшую опасность, нежели женщина, облаченная в одежду, если последняя расположена так искусно, что, все скрывая, вместе с тем все выставляет напоказ.

Отсутствие вкуса – один из тех изъянов, которые неотделимы от ханжества.

Первые седины влекут за собой последние увлечения, и притом наиболее страстные; их источник – уходящая сила и наступающая слабость.

Печать для рукописи – то же, что театр для женщины: все достоинства и изъяны выставляются.

Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения.

Подлинный государственный деятель должен быть прежде всего равнодушен к мелким страстишкам.

Поиски разнообразия в любви – признак бессилия.

Покуда женщина не полюбила, она кокетничает.

Поле битвы, на котором сражается разум, страшнее, чем поле битвы, где умирают, его труднее возделывать, чем пашню.

Порядочная женщина – та, которую любовник боится скомпрометировать.

Постоянный труд есть закон как искусства, так и жизни.

Правда – точно горькое питье, неприятное на вкус, но зато восстанавливающее здоровье.

Прекрасно быть большим человеком и большим гражданином.

Привилегия всюду быть дома принадлежит только королям, девкам и ворам.

Признавшись в своей слабости, человек становится сильным.

Принципов нет, а есть события; законов нет – есть обстоятельства; человек высокого полета сам применяется к событиям и обстоятельствам, чтобы руководить ими.

Пристрастие к коллекционированию – самая первая ступень умственного расстройства.

Пятиться назад из трусости и боязни до сих пор считается искусным маневром.

Равенство может быть правом, но никакая человеческая сила не в состоянии обратить его в факт.

Равнодушие к прекрасному полу в старости – наказание за то, что слишком умел нравиться в молодости.

Рассудок всегда мелочен рядом с чувством… Рассуждать там, где надо чувствовать, свойственно душам ничтожным.

Ревнивец сомневается на самом деле не в своей жене, а в себе самом.

Ревность у мужчины складывается из эгоизма, доведенного до чертиков, из самолюбия, захваченного врасплох, и раздраженного ложного тщеславия.

Самое жестокое мщение – это пренебрежение возможностью мести.

Свобода, данная развращенному народу, – это девственница, преданная развратникам.

Свои убеждения не вывешивают на стенку.

Себялюбие – яд для дружбы.

Сердце матери – это бездна, в глубине которой всегда найдется прощение.

Серьезность – основа характера.

Сильные жизненные потрясения исцеляют от мелких страхов.

Скорбь безгранична, радость имеет пределы.

Скупость начинается там, где кончается бедность.

Слава – солнце мертвых.

Слава – товар невыгодный. Стоит дорого, сохраняется плохо.

Слава – это яд, который следует принимать малыми дозами.

Слезы стариков настолько же ужасны, насколько естественны слезы детей.

Слезы так же заразительны, как и смех.

Со временем душа, непрерывно оскверняемая сделками с совестью, мельчает, пружины благородных мыслей ржавеют, петельные крючья пошлости разбалтываются и начинают вращаться сами собою.

Совершенная красота почти всегда отмечена холодностью либо глупостью.

Сомневаться в Боге – значит верить в него.

Состояние холостяка – состояние противообщественное.

Среди каждой нации найдется не более пятидесяти шестидесяти опасных голов, ум которых отвечает честолюбию. Умение править заключается в том, чтобы знать эти головы, рубить их либо покупать.

Страсть плохо рассуждает.

Страсть – это всеобщая человеческая природа. Без нее были бы бесполезны религия, история, любовь и искусство.

Строгость, когда она оправдана сильным характером воспитателя, его безупречным поведением и когда она искусно сочетается с добротой, вряд ли способна вызвать в нас злобу.

Супружество должно беспрерывно сражаться со всепожирающим чудовищем: с привычкой.

Супружество состоит не только из удовольствий, столь же преходящих в семейной жизни, как и в жизни вообще, – оно предполагает общие склонности, взаимное страстное влечение, сходство характеров – вот что превращает это необходимое обществу установление в извечную проблему.

Талант в мужчине то же, что красота в женщине – всего лишь обещание. Для того, чтобы быть подлинно великим, его сердце и характер должны быть равны таланту.

Талант – это развитие природных склонностей.

Там, где все горбаты, прекрасная фигура становится уродством.

Там, где замешано честолюбие, нет места чистосердечию.

Твердая воля – это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями.

Те, кто любит, либо ни в чем не сомневаются, либо же сомневаются во всем.

Ткань нашей жизни соткана из перепутанных нитей, добро и зло соседствуют в ней.

Только женщины недалекие, у которых красота затмевает ум, сердце и душу, могут внушить беззаветную страсть, ибо женщина умная никогда не злоупотребляет своими преимуществами; нужно быть ничтожной и глупой, чтобы завладеть мужчиной.

Только последняя любовь женщины может сравниться с первой любовью мужчины.

У женщины то общее с ангелом, что всех страждущих она хочет утешить.

У ума, как у проселочной дороги, есть своя проторенная колея.

Уважение – это застава, охраняющая сколько отца и мать, столько же и детище; первых оно спасает от огорчений, последнее – от угрызения совести.

Увлечение рыбной ловлей напоминает чиновникам работу в канцелярии.

Упорство во мнениях, равно как горячность, – самый верный признак глупости.

Усомниться – значит утратить силу.

Успех одного отважного человека всегда побуждает к рвению и мужеству целое поколение.

Утверждать, что невозможно всегда любить одну и ту же женщину, так же бессмысленно, как полагать, что прославленному музыканту для исполнения разных мелодий потребуются разные скрипки.

Ухаживая за женщинами, многие, так сказать, подсушивают дрова, которые будут гореть не для них.

Учтивость и скромность свидетельствуют о подлинной просвещенности человека.

Хороший муж никогда первым не ложится спать вечером и не просыпается последним утром.

Хорошо написанные исторические романы стоят больше курсов истории.

Человек большую часть своей жизни проводит в том, что выкорчевывает из сердца все то, что пустило там ростки еще в юности. Операция сия именуется обретением жизненного опыта.

Человек, не последовавший своему призванию, несчастлив, он становится угрюм и печален; он страдает, а страданием порождается озлобленность.

Человеку необходимо изведать сильные чувства, чтобы в нем развились благородные свойства, которые расширили бы круг его жизни.

Чересчур легкий успех, возгласы удивления – признак недолговечности славы; нельзя оплачивать одной и той же монетой канатного плясуна и поэта.

Чтобы дойти до цели, надо прежде всего идти.

Чтобы оценить прекрасные литературные произведения… нужно обширное образование, развитой интеллект, покой, досуг и известное напряжение ума.

Чтобы судить о человеке, по крайней мере, надо войти в тайну его мысли, его несчастий, его волнений.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Оноре де Бальзака" можно почитать: