Афоризмы и цитаты Освальда Шпенглера

Шпенглер Освальд, 1880-1936

Немецкий философ, создатель одной из самых громких и известных философских концепций XX века. Автор работ: «Закат Европы» (1918—1922),«.Пессимизм» (1921), «Человек и техника» (1931) и других

Самая известная работа Шпенглера — «Закат Европы» — оказала огромное влияние на современное западное мировоззрение.

 
Архитектура больших пирамидных храмов есть молчаливая математика.

Атеистическая наука также имеет религию.

Бесконечность и вечность для души сливаются вместе, и кто не владеет одной, тот не ведает и другой.

Масса — это конец, радикальное ничто.

Математика — тоже искусство. У нее есть свои стили и периоды стилей.

Мировая история — это история городского человека.

Мир не просто существует, он еще и наполнен тайной.

Можно быть или героем, или святым. Посередине находится не мудрость, а обыденность.

Мозг берет бразды правления, потому что душа вышла в отставку.

Моралей столько же, сколько и культур, ни больше и ни меньше.

Мораль никогда не бывает реальностью, иначе весь мир стал бы святым.

Мышление навсегда внесло двойственность в человеческое бодрствование.

Мы несвободны достичь того или иного, но свободны сделать или не сделать необходимое.

Мы никогда не поймем гигантскую архитектуру соборов и пирамид, если не признаем их за жертву, которую юная душа приносит чуждым силам. Наипервейшая задача заключается в том, чтобы сделать что-то самому.

Народ становится реальностью только относительно других народов.

Народ — это объединение людей, которые чувствуют себя единым целым.

Нации — это народы, строящие города.

Наша история есть история великих зависимостей.

Нельзя оглядываться назад и искать критерии в прошлом. Еще хуже искать их в какой-нибудь системе.

Ненависть и страх различаются так же, как время и пространство, кровь и глаз, ритм и напряженность, героизм и святость.

Нет вечных истин.

Нет естествознания без предшествовавшей ему религии.

Нет ничего легче, как взамен отсутствующих мыслей создать систему.

Ни у кого нет свободы выбора.

Общечеловеческой этики не существует.

Основными чувствами религии являются не ненависть и любовь, а страх и любовь.

Первобытный человек — это блуждающее животное, существо, чье бодрствование на ощупь пробирается через жизнь.

Полярность нового и старого знания приводит к тому, что в мире рассудка имеется лишь относительно правильное. Перспективу птичьего полета заменили перспективой лягушки.

Познание чередуется с мечтами и сновидениями.

Познанию природы можно научиться, но знатоком истории можно только родиться.

Порох и книгопечатание — это явления одного порядка.

Примитивный московский царизм — это единственная форма, которая еще и сегодня в лучшей мере соответствует русскому духу.

Природу нужно трактовать научно, история требует поэтического творчества.

Произведение искусства есть нечто бесконечное. Оно заключает в себе весь мир.
Произведение искусства также имеет душу.

Различие не в том, вечно или преходяще данное учение, а в том, жизненное ли это учение на некоторое время или мертворожденное.

Растение живет, не зная этого. Животное живет и знает об этом. Человек удивляется своей жизни и задает вопросы. Но ответа на них человек дать не может. Он может лишь верить в правильность своего ответа, и здесь не существует ни малейшего различия между Аристотелем и последним из дикарей

Растение зачинается, но не рождается. Оно живет, но в его жизни нет пробуждения, нет первого дня, который открывает чувственный мир.

Растение умирает там, где оно пустило корни.

Растение — это всего лишь растение, а животное — это растение и еще нечто кроме того.

Реальную жизнь познать невозможно, ее можно прожить.

Ребенок начинает говорить еще задолго до того, как произнесет первое слово.

Религией мы называем бодрствование живого организма в те моменты, когда оно преодолевает, побеждает, отрицает и даже уничтожает существование.

Религии высоких культур не более развитые, а просто другие. Примитивные религии не имеют родины также, как облака и ветер.

Ренессанс родился из сопротивления.

Римляне совсем не завоевывали мир. Они только завладели тем, что лежало готовой добычей для каждого.

Самым чистым символом согласия, которое преодолело язык, является старая крестьянская супружеская чета, которая сидит вечером у своего дома и молча беседует.

Свободного мышления, не основывающегося ни на чем, не бывает.

Священник — это толкователь, а женщина — оракул. Само время говорит из нее.

Созерцание одухотворяет.

Существует несколько миров чисел, потому что существует несколько культур.

Социализм — вопреки внешним иллюзиям — отнюдь не есть система милосердия, гуманности, мира и заботы, а система воли к власти. Все остальное — самообман.

Средством для понимания мертвых форм служит математический закон. Средством для уразумения живых форм — аналогия.

Техника так же стара, как свободно передвигающаяся в пространстве жизнь.

Только видя чужие формы жизни, можно было осознать свою собственную.

Только выдуманное теоретиками государство представляет собой систему.

Тот, кто лжет на языке слов, выдает себя на языке жестов, на которые он не обращает внимания.

Тот, кто может доказать, уже ничего не боится.

У каждой души есть религия.

У каждой культуры имеется свое детство, юность, возмужание и старость.

У каждой культуры своя собственная цивилизация.

У нас нет партии без склонности к инквизиции в той или иной форме.

У «человечества» нет никакой цели, никакой идеи, никакого плана, так же как нет цели у вида бабочек или орхидей «Человечество» — пустое слово.

Христианство Толстого было недоразумением. Он говорил о Христе, а имел в виду Маркса.

Целесообразность сделалась излюбленным словом, при помощи которого цивилизованный ум ассимилировал себе вселенную.

Человек действия — это цельный человек; в созерцателе же каждый отдельный орган стремится действовать, невзирая на тело и вопреки ему.

Человек как растение — либо растет, либо отмирает. Третьего не дано.

Человек — это единственное существо, знающее о смерти.

Человек, придерживающийся фактов, и поэт никогда не поймут друг друга

Человеческое мышление — это мышление глаза

Чем более общим является избирательное право, тем меньшую власть имеет электорат.

Чем для крестьянина является его дом, тем для культурного человека становится город.

Что-то умирает в женщине в момент зачатия.

Чувствуется наличие большого ума, но не глубокой жизни.

Чувствующий орган одновременно является понимающим органом.

Явления других культур говорят на другом языке.

Будем честными и поймаем древних мыслителей на слове ни одна фраза Гераклита, Демокрита,

Платона не является для нас истиной, если мы ее не препарируем под свои нужды.

Великие личности часто больше разрушают, чем создают.

Возможность — это значит необходимость.

Время побеждает пространство.

Всякая символика проистекает из страха. Она знаменует защиту.

Всякий чего-то требует от других. Слова «ты должен» произносятся с полным убеждением.

Всякий факт, даже самый простой, уже заключает в себе историю.

В древние времена женщина выполняла роль ясновидящей не потому, что ей было дано предугадать будущее, а потому, что она сама была этим будущим.

В идее материнства заключается бесконечное становление.

В исторической реальности нет места идеалам. Здесь присутствуют только факты. Нет никаких истин, есть только факты.

В настоящее время мы мыслим землю не в целом, а разделенною на части света. Только

философам и историкам это остается еще неизвестным.

В рождении уже заложена смерть, в осуществлении — бренность.

Где нет фактов, там правит чувство.

Город — это дух. Большой город — это «свободный дух».

Государство — это форма народа.

Громадное заблуждение теоретиков заключается в том, что они полагают, будто их место на вершине, а не в обозе великих событий.

Даже и хорошая мысль имеет мало цены, если высказана плоским человеком.

Для других людей есть другие истины. Для мыслителя они должны иметь значение все или ни одна.

Демократия так и осталась бы в умах и на бумаге, если бы среди ее приверженцев не попадались подлинно властные натуры, для которых народ представляет собой только объект, а идеалы — средство.

Для настоящего мыслителя нет абсолютно верных или неверных точек зрения.

Для первобытного человека слово «время» не имеет значения.

Душа даже сама о себе не может ничего «знать».

Египтянин отрицает уничтожаемость. Античный человек утверждает ее всем языком форм своей культуры.

Если в мире истин все решает доказательство, то в мире фактов решающую роль играет успех.

Если даже человек — мыслящее существо, то он все же далек от того, чтобы быть созданием, существование которого заключается в мышлении.

Есть разница в том, чтобы задавать вопросы, и в том, чтобы верить в их разрешение.

Женщина сильна тем, что она такая, какая есть.

Жесткое разделение рас — этот плод тщеславия всех этнографий — невозможно.

Животные боятся каждой опасности в отдельности, а древний человек дрожал от страха перед всем миром.

Жизнь есть осуществление внутренне возможного.

Жизнь жестока, если она хочет быть великой. Зачатие и смерть ограничивают жизнь тела в пространстве, причем зачатие выступает как вина, а смерть как наказание тела. Жизнь может существовать без мышления, но мышление — это всего лишь один из видов жизни.

Жизнь по моральным заповедям — это непрерывная череда жертв.

Знание — это лишь более поздняя форма веры.

Зрелые умы всегда будут редки.

Идею судьбы может сообщить только художник — портретом, трагедией, музыкой.

Идея судьбы требует жизненного опыта, а не научного опыта, глубины, а не ума.

Интеллигентные лица всех рас похожи друг на друга. В них на задний план отступает сама раса.

Истинно только то, что вечно.

Истинные друзья понимают друг друга без лишних слов, искренняя вера обходится вообще без слов — молчит.

Истины абсолютны и вечны, то есть не имеют с жизнью ничего общего.

История безжалостно растаптывает идеалы, и если какой-то человек или народ в определенный момент отказывается от силы ради справедливости, то ему обеспечена теоретическая слава в мире мыслей и истин, но это будет означать его поражение в схватке с другой силой, которая лучше разбирается в реальности.

История Европы есть созданная своей волей судьба, индийская — непроизвольная случайность.

История есть совокупность всего того, что не имеет отношения к математике. История есть вечное становление, вечное будущее и, следовательно, движение; природа есть ставшее, следовательно, вечное прошлое.

Каждая найденная рассудком новая истина — это не что иное, как критическое суждение о старой, уже существующей.

Каждое существо воспринимает другое существо и его судьбу только в соотнесении с самим собой.

Канонические книги национальны, а апокалиптические интернациональны в буквальном смысле этого слова. Они существуют, хотя никто их вроде бы и не писал. Содержание их туманно, и сегодня они гласят одно, а завтра другое.

Кровь представляется нам символом жизни.

Культура и цивилизация — это живое тело души и ее мумия.

Культура — это последняя из достижимых для нас действительностей.

Культуры суть организмы. История культуры — их биография. Культура зарождается в тот момент, когда из первобытно-душевного состояния вечнодетского человечества пробуждается и выделяется великая душа.

Лишь глядя на смерть, мы сознаем другую тайну — тайну зачатия. Лишь человек действия, человек судьбы живет в конечном итоге в подлинном мире, мире политических, военных и экономических решений, где нет места понятиям и системам.

Любовь предполагает создание мысленного мирового порядка, в котором есть прочность. Любая религия родственна свету.

Любить можно лишь то, в чье длительное существование веришь.

Люди значительно чаще задумывались о понятии политики, чем это было необходимо. Куда хуже они умели наблюдать реальную политику.

Люди культуры живут бессознательно, люди фактов — сознательно.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Освальда Шпенглера" можно почитать: