Биография, афоризмы и цитаты Поля Рикера

Рикер Поль, р. 1913, Французский философ, герменевтик

Своими учителями считает Э. Гуссерля, Г. Марселя и К. Ясперса. Автор работ: «Габриэль Марсель и Карл Ясперс. Философия таинства и философия парадокса» (1948), «Философия воли» (1950—1960), «История и истина» (1955),«Живая метафора» (1975),«Критика и убежденность» (1995) и других.

Поль Рикер закончил Сорбонну, преподавал философию в лицее. После второй мировой войны на протяжении 12 лет преподавал в университете Страсбурга, затем в Сорбонне, Чикагском университете. Сейчас Поль Рикер читает свои лекции в различных университетах США, Франции, Швейцарии. Автор оригинального варианта герменевтики, сочетающего в себе элементы феноменологии, аналитической философии языка и рефлексивной
философии.

 
Атеизм означает отмену морального Бога не только в качестве глубинного истока наказания, но и в качестве глубинного истока покровительства и провидения.

Бессознательное не мыслит.

Возникновение говорения и есть таинство языка.

Всякая традиция живет благодаря интерпретации.

Вся деятельность аналитика состоит в том, чтобы использовать при переносе чувство любви, не давая ему удовлетворения.

Выдающийся государственный деятель — это человек, способный осознать открытость системы, понять смысл того, что можно назвать обстоятельствами и благоприятным моментом.

В одно и то же время слово называет, а фраза говорит.

Для нас, говорящих, язык является не объектом, а посредником; язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выражаем себя и вещи.

Единство человеческой речи является сегодня проблемой.

Если воскресение — это воскресение из мертвых то любая надежда и любая свобода существуют вопреки смерти.

Если жизнь изначально не является значащей, то понимание вообще невозможно.

Жажда возможного, начало пути и исход, отвержение реальной смерти, ответ избыточностью

смысла на море разливанное того, что не имеет смысла, — таковы знаки творчества.

Жажда истины, толкающая на поиски виновного, – порочная жажда.

Зло, свобода, долг вместе образуют тесное переплетение.

Зрителю кажется, что он слышит реальных людей.

Жить в воображении означает выступать в ложном облике, позволяющем скрываться.

Зло как таковое — это ложь, которую несут в себе скороспелые синтезы, насильственная тотализация.

Идея конечности сама по себе остается банальной, даже тривиальной.

Иногда ответ на наши молитвы приходит позднее.

Миф — это не что иное, нежели объяснение мира, истории и предназначения.

Метафора рождается из конфликта, из той напряженности, которая возникает в результате соединения слов во фразе.

Мир вымысла — это лаборатория форм, где мы пробуем возможные конфигурации действия, чтобы испытать их основательность и осуществимость.

Молчание открывает перед слушающим целый мир.

Мыслить — значит идти вглубь.

Неистощимая болтовня маскирует то, что мы надеялись понять, и ведет к обманчивой ясности, то есть к банальному непониманию.

Нет символики до говорящего человека, хотя сам символ имеет еще более глубокие корни; именно в языке космос, желание, воображение получают возможность быть выраженными; непременно нужно слово, чтобы воспроизвести мир и сделать его священным.

Не Ницше изобрел нигилизм; нигилизм — это исторический процесс, и Ницше является лишь его свидетелем.

Один и тот же текст имеет несколько смыслов, эти смыслы наслаиваются друг на друга.

Полное равенство нереально.

Предельная открытость языка и есть его победа

Произведение искусства опережает самого художника.

Религия имеет значение, о котором верующий и не подозревает.

Психоанализ — это подспудная революция, она изменит нравы, лишь изменив качество видения человека и содержание его слов, касающихся его самого.

Рефлексия — это слепая интуиция.

Рождение принадлежит природе.

Связь между обвинением и утешением является, может быть, самой поразительной чертой религии.

Символ заставляет задуматься, он зовет к интерпретации.

Слова имеют больше, чем один смысл, больше, чем один не имеющий предела смысл.

Слова — это знаки в речи.

Слово — это нечто значительно большее и одновременно меньшее, чем фраза.

Смерть страдающего праведника ведет к возникновению определенного значения смерти Бога.

Сновидение ведет назад, в прошлое, в детство.

Сознание стоит в конце пути, бессознательное — в его начале.

Сознание столь же темно, что и бессознательное.

Сознание является не источником, а задачей.

Сознание — это порядок конечный; бессознательное — порядок изначальный.

Становиться взрослым трудно.

Только на уровне фразы язык что-то говорит; вне фразы он не говорит ни о чем.

Тот, кто берет на себя последствия, объявляет себя свободным.

То, во что я верю, это то, с помощью чего я верю, то, что дает мне веру.

То, что «распоряжается» человеком, приходит к нему, а не исходит из него.

Трезвое познание необходимого характера конфликтов является если и не высшим признаком мудрости, то с него, по крайней мере, мудрость начинается.

Философ — не проповедник.

Философ, будучи ответственным мыслителем, держится на расстоянии и от атеизма и от веры.

Хранить молчание значит одновременно и слушать, позволять вещам самим высказываться о себе.

Целостность бытия проявляется в забвении моих желаний и моих целей.

Человек сам выводит себя на сцену, он сам себя полагает в качестве сцены.

Экстремизм интеллигенции связан с политическим романтизмом.

Я стремлюсь познать самого себя, овладевая смыслом слов всех людей.

Язык политики риторичен, и мы постоянно подвергаемся риску впасть в софистику.

Иногда чтение сопровождается борьбой.

Интерпретируя мир, психоанализ изменяет его.

Интрига — посредник между событием и историей.

Когда я говорю, я реализую только одну часть потенциального означенного; все остальное пребывает в тени тотального значения фразы, которая действует как единство речи.

Культура как организованная борьба с природой наделяет человека могуществом, каким некогда были наделены боги; но богоподобие делает человека неудовлетворенным, неудовлетворенным в цивилизации.

Любовь к творчеству есть форма утешения.

Любой знак может быть выражен с помощью другого знака, внутри которого он раскрывается с большей полнотой.

Любые границы являются историческими.



Вместе с "Биография, афоризмы и цитаты Поля Рикера" можно почитать: