Афоризмы и цитаты Реймона Арона

Общество усложняется быстрее, чем растёт образованность масс.

Марксизм прельщает интеллигенцию не тем, что он научен, а тем, что он суррогат целостного мировоззрения.

Расизм – это снобизм бедняков.

Человек – разумное существо, но это не относится к человечеству.

Биологическая природа человека такова, что его поведение не может всегда мотивироваться рассудком.

Вожди монополизировавших власть партий верят только в насилие и презирают компромиссы

В однопартийном режиме необходимо оправдывать политический монополизм.

Если вы не разделяете энтузиазма, который воодушевляет сторонников революционной партии и который она пропагандирует, вас должно поразить оцепенение.

Жить по-человечески — это жить среди личностей.

Иметь сердце — значит иметь или чувство, или мужество.

Индивид всегда хочет иметь больше того, что у него есть.

Истинное не есть обязательно полезное; полезное соткано из вымыслов и иллюзий.

Люди творят свою историю, но не понимают историю, которую творят.

Марксу повезло — или не повезло — жить столетие тому назад Он не ответил на вопросы, которые встают перед нами сегодня. Мы можем ответить за него, но это будут наши, а не его ответь!

Мы далеки от того, чтобы познать все происходящее в мире, а следовательно, от способности властвовать над всеми естественными процессами.

Мы никогда не постигнем реальности во всей ее сложности; наука по своей природе не может быть завершенной, и тот, кто полагает, что она когда-нибудь даст то, что несла с собой религия, – жертва иллюзии.

Нам нужны ценности, не обязательно противоречащие друг другу, но и не обязательно согласующиеся.

Наука имеет над нами власть, потому что этого хочет общество, в котором мы живем.

Никакая наука не может научить людей, как им жить, или преподать обществу, как оно должно быть организованно. Никакая наука не сможет предсказать человечеству его будущее.

Никакому режиму не продержаться на одних только официально полученных полномочиях.

Общество возбуждает в нас чувство божественного.

Однопартийные режимы обращены к будущему, их высшее оправдание не в том, что было или есть, а в том, что будет.

Отдельный человек — это человек желаний, и поэтому первейшая потребность морали и общества — дисциплина.

Положение, ложность которого нельзя обнаружить, необязательно истинно.

Почти у каждого есть минимум власти.

Право особой части общества использовать силу — одно из завоеваний политической цивилизации. Нет ничего более достойного восхищения, ничего более достойного быть символом совершенства политической цивилизации, чем английская традиция, по которой полицейские не вооружены.

При любом режиме часть нации отрицает возможность духовного согласия с правителями, замыкаясь в неизменной враждебности.

У правителей есть программы действия, которые не могут, однако, претворяться в жизнь без поддержки со стороны управляемых.

У революций, видимо, есть одно общее: они не бесконечны.

Человек, предоставленный самому себе, движим безграничными желаниями.

Человек, проповедующий революционные учения правого и левого толка, кончает тем, что верит в них, только бы обеспечить равновесие и душевное спокойствие.