Афоризмы и цитаты Роберта Ингерсолла

Роберт Грин Ингерсолл, (1833—1899 гг.) юрист, публицист, общественный деятель, оратор

Человек не способен подняться выше природы. Возможны извращенные идеи – как и извращенные люди. Возможны отвратительные и уродливые религии – но и они появились совершенно естественным путем. Для каждого человека этот мир таков, каков сам этот человек. Чтобы превратить этот мир в мир конкретного человека, требуются мир, какой он есть реально, и человек, какой он есть реально.

Великий вопрос не в том, как правильно умереть, а в том, как правильно жить. Жизнь – дело бесконечно более ответственное, чем смерть. Момент смерти – это самый незначительный момент жизни. Уже ничего нельзя сделать. Это момент, когда жизнь теряет свою ценность. Пока ты живешь, пока ты здоров и силен, ты способен дать счастье своим ближним; а человеку, сделавшему других счастливыми, нет нужды страшиться смерти.

Зная всю тщету попыток утешить горе словами, я все же желаю лишить каждую могилу связанных с нею страхов. В этом мире, где жизнь и смерть наравне, все должны быть достаточно мужественными, чтобы встретиться с тем, с чем уже повстречались все мертвые. Будущее наполнено страхами, запачкано и осквернено бездушным прошлым.

Зачем страшиться того, что придет ко всему сущему? Мы не можем сказать, мы не знаем, какое благо большее – жизнь или смерть. Мы не знаем, является ли могила концом этой жизни или дверью в другую, а наступление ночи здесь – рассветом где то в другом месте. Не можем мы и сказать, кто удачливее – ребенок, умирающий на руках матери еще до того, как с его губ успело слететь хотя бы одно слово, или тот, кто проходит весь неровный жизненный путь, на последних мучительных шагах опираясь на трость или костыль.

Может статься, что смерть дарует все то, ради чего стоит жить. Если бы те, кто нам дороже всего на свете, могли никогда не умирать, то, возможно, любовь исчезла бы с лица земли. Может быть, именно эта общая судьба вытаптывает сорную траву себялюбия и ненависти с тропок между нашими сердцами, и я предпочел бы жить и любить там, где царствует смерть, чем быть бессмертным там, где нет любви.

Я никогда не отрицал бессмертия души. Я просто был честным и говорил: «Я не знаю».

У теологов так уж заведено – побивать живых костями мертвых.

Мул не может гордиться ни своими предками, ни своими потомками.

Каждая библиотека – арсенал.

В республике посредственности гений опасен.

Построить дом значительно важнее, чем возвести церковь. Самый святой храм под звездами – это дом, построенный любовью.

Помогающие руки намного лучше молящихся губ.

Разум, Наблюдение и Опыт – вот Святая Троица Науки.

Чем больше лжи мы разрушим, тем больше будет места для истины.

Нет иного рабства, кроме невежества. Свобода – дитя разума.

Что касается меня, то я больше думаю об объективных причинах, чем о репутациях, о принципах, чем о личностях, о природе, чем о названиях, о фактах, чем о словах.

Моя свобода заканчивается там, где начинается твоя.

Полагаешь ли ты себя способным на какое то дело или не способным – как ты полагаешь, так оно обычно и есть.

Счастье – единственное благо. Время для счастья – сейчас. Место для счастья – здесь.

Боги одной эпохи — поговорочные словечки следующей.

В природе нет ни воздаяний, ни наказаний, — а только последствия.

Единственное известное мне доказательство бессмертия заключается в том, что, во- первых, этому нет никаких доказательств, и во-вторых, что такое положение дел нас решительно не устраивает.

Живительное влияние Библии тем сильнее, чем необразованнее джентльмен, который ее читает.

Надежда — единственный законченный лжец, правдивость которого не ставится под сомнение.

Нужна сотня мужчин, чтобы устроить лагерь, но достаточно одной женщины, чтобы устроить дом.

Один человек, если он прав, в конце концов становится большинством.

Праведный Бог — благороднейшее создание человека.

Торжественность — предварительное условие, чтобы уверовать без доказательств.

Память о щедро розданной жизни струится, как ароматное вино, и каждый сладостный, бескорыстный поступок подобен благоуханному цветку.

Величайшее испытание мужества человека — потерпеть поражение и не пасть духом.

Подлинная наука безбожественна.

Способ быть счастливым — сделать счастливыми других.

Справедливость — это единственное служение.

Тот, кто живет для потустороннего мира, опасен в этом.

Время для счастья – сейчас!

Ни один человек с чувством юмора не был основателем религии.

Место для счастья – здесь!

Любовь – единственный священник.

Наша надежда на бессмертие не порождена ни одной из существующих религий; наоборот, почти все религии порождены этой надеждой.

Смелость без совести подобна дикому зверю.

Под интеллектуальной свободой я подразумеваю право мыслить. Право мыслить неправильно.

Чем больше свободы вы даёте, тем больше вы получите её сами.

Школа — это место, где шлифуют булыжники и губят алмазы.