Афоризмы и цитаты Роберта Вальзера

Вальзер Роберт, 1878-1956

Швейцарский немецкоязычный писатель, автор автобиографических романов «Семья Таннера» (1906), «Помощник» (1907), романа «Роза» (1924), сборников эссе и рассказов «Заметки Фрица Кохера» (1905), «Прогулка»(1917) и др.

Писать начал в 1896г, участвовал в первой мировой войне. Последние двадцать семь лет своей жизни провел в психиатрических лечебницах.

 

Воистину сильные не выставляют свою силу напоказ.

Вопросы обычно прекраснее, значительнее, чем их кажущиеся решения, которые ведь ничего не решают, потому что никогда нас не удовлетворяют, не успокаивают, тогда как от вопроса веет блаженством.

Во всякой шумихе есть что-то приятное для того, кто ее поднимает. Кажешься себе храбрым, когда шумишь.

Несвобода может таить в себе большую долю свободы; независимость может бьггь рабством.

Нет более тактичного способа написать любовную историю, чем по возможности полностью придумать ее.

Неуспех шествует со свитой, как большой барин. Сестра неуспеха — нужда, которая превращает самую светлую душу в злую и жестокую.

Не задумывай добрых дел, а делай добро.

Не надо говорить друг другу истины, это кладет конец общительности.

Не знаю ничего более живительного, чем благоговеть перед лицом девушки, которая от этого хорошеет.

Не люблю обладать половиной чего-то, лучше быть среди совсем неимущих, тогда мне будет принадлежать хотя бы моя душа.

Никто не вправе вести себя со мной так, как будто он знает меня.

Никто не говорит правды в тех кругах, которые задают тон в мире.

Оказывается, становишься и в самом деле несчастлив, как только это вообразишь.

Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты.

Поскольку диктаторы почти всегда выходят из низших слоев народа, они точно знают, чего ждет народ. Исполняя свои желания, они исполняют и желания народа… Народ любит, чтобы ему угождали, чтобы с ним были то отечески ласковы, то строги. Так его можно расположить даже к войнам.

Поскольку это прекрасно — говорить себе, что можно еще расти, я нахожу приятным чувство, что я мал.

Почему именно значительные, разумные люди часто так не ладят друг с другом?

Почему любовь и дружба не могут быть бессмертны, как солнце?

Правдивая речь предполагает в известном смысле ограниченность.

Притеснитель и притесняемый, угнетатель и тот, кто сбрасывает гнет, как-то дополняют друг друга, а что касается свободы, то для ее роста наместники и тому подобные крайне необходимы.

Прошлое преграждает путь грядущему.

Разве нельзя клеветать и молчанием?

Родители, которые не считают нужным скрывать от детей свои личные драмы, вмиг низводят детей в положение рабов.

Самое банальное было и всегда будет самым трудным для изображения.

Склоняться перед великим, к счастью, легче, чем быть великим самому.

Смотреть в будущее лучше, чем мечтать о прошлом.

Счастье — плохая тема для писателей. Оно слишком довольно собой.

Оно не требует комментария.

Только настоящее детское сердце нападает на свежие мысли, битое и поруганное — никогда.

Только работа, собственно, это настоящая жизнь, удовольствие, внутреннее веселье, радость бытия.

Хорошо развлечься — разве это не мудрость?

Человек живет поисками.

Человек — славный малый, пока его оставляют в покое.

Чем искреннее я стремился и старался стоять на твердой почве, тем явственнее видел, что шатаюсь.

Чертовски прекрасно, будучи мягким душою, бороться с жестокостями жизни. И мы, «мягкие», боремся прекраснее всех.

Чтобы уметь просить, надо обладать неограниченным доверием к себе и другим.

Чувствовать и переносить потери — это, по-моему, умение, опыт, без которого человек, как бы он ни был значителен, всегда будет оставаться большим ребенком, этаким плаксивым крикуном.

Шедевр, во-первых, вызывает умиление, во-вторых, никогда не доставляет хлопот хорошему вкусу.

Я меньше дрожу перед чужими капризами и причудами, чем перед своими собственными.

Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще.

Всегда бываешь невежлив, когда говоришь правду.

Все женщины заслуживают комплиментов. В каждой женщине есть что-то благородное. Я видел, как прачки двигаются, как королевы.

Вы заметили, что скряги доживают до глубокой старости? Кажется, что они наводят ужас даже на смерть.

Вы находите меня, может быть, неинтересным, потому что я искренен.

В ловких людях всегда замечаешь что-то пошлое.

Где еще тешат себя надеждой встретить добродетель, там в мошенниках недостатка не будет.

Гений по всей природе своей неуютен. А народ любит уютность.

Глупость живет вблизи от подлости.

Глупость — нечто очень аристократическое.

Дети не должны знать, как дороги они тем, кто их воспитывает.

Грядущие времена для нас как дети, которые больше нуждаются во внимании, чем могилы усопших.

Если за проявлением радости не видна пробивающаяся боль, то в нем много пошлого и мало действительно привлекательного.

Есть такое любезное поведение, которое кажется надменным.

Жизнь делает нас хорошими, а не книги.

За скромностью предполагают силу.

За что нет прощения, за то как раз и уважают.

Избалованные люди страшно страдают, когда их себялюбие уязвлено.

Каждая женщина велика, когда она нежна, а мужчина, которого любят, всегда мал.

Как известно, кто счастлив, молчит.

Когда мы сами себе нравимся, у нас больше шансов понравиться миру.

Когда мы хотим сказать что-то тонкое, это часто звучит довольно нетонко.

Когда отношения между художником и обществом не напряжены, художники быстро ослабевают.

Кому неведомы слабости, тому неведом и Бог.

Кто много думает, тот наживает себе врагов.

Кто не умеет отказываться, тому не испытать глубокого наслаждения.

Кто хочет вкушать лишь сладкое, для того оно становится горьким.

Кому хочется что-то сделать, тот не заботится о том, что скажут люди; он идет на этот риск.

Кому я стремлюсь и стараюсь понравиться, того я воспринимаю как повелителя.

Легче всего обмануть того, кто влюблен в себя.

Лишь с трудом уживаешься с тем, кого хорошенько узнал.

Люди вежливые чаще всего большие пройдохи.

Мальчик менее труслив, чем мужчина, потому что менее зрел, а зрелость часто делает человека низким и корыстным.

Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует.

Наше время жестоко своим культом полезности.

Недостаток уверенности любит демонстрировать постоянную энергичность.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Роберта Вальзера" можно почитать: