Афоризмы и цитаты Сэмюэля Батлера

Сэмюэл Батлер, (1835–1902), английский писатель

Англичане путешествуют не для того, чтобы увидеть чужие края, а чтобы увидеть солнце.

Апология дьявола: следует помнить, что в этом деле выслушана только одна сторона, Господь написал все книги обоих Заветов.

Библия, возможно, говорит правду, но нельзя сказать, что это вся правда и ничего, кроме правды.

Бог был доволен своей работой, вот что ужасно.

Бог есть любовь. Но какая же своенравная дьяволица эта любовь!

Бог и дьявол добились впечатляющих результатов благодаря специализации и разделению труда.

Бог не может изменить прошлое, но историки могут. И, должно быть, как раз потому, что иногда они оказывают эту услугу, Бог терпит их существование.

Бог не так плох, как его малюют, но и не так хорош.

В жизни есть два основных правила, одно общее, другое частное. Первое из них гласит: рано или поздно каждый получит то, чего хочет, если только постарается. Таково общее правило. Частное правило гласит, что каждый отдельный человек в большей или меньшей степени есть исключение из общего правила.

В конечном счете, удовольствие — советчик более надежный, чем правота или чувство долга.

В основе искусства и литературы, как и в основе войны, лежат деньги.

Величайший лжец — лжец бессознательный.

Вера, как и все в природе, идет по пути наименьшего сопротивления.

Верой мало что сделаешь, но без веры не сделаешь ничего.

Влюбленная пара все равно что восход или заход солнца: явление повседневное, но редко наблюдаемое.

Вот уж кому не следовало бы иметь детей, так это родителям.

Все мы выкидыши… одни через три месяца после зачатия, другие — через сто лет после появления на свет.

Все народы питают тайную симпатию к своей нечистой силе.

Все следует принимать всерьез.

Все то, что мы делаем совершенно бессознательно, это именно то, без чего бы мы моментально умерли.

Все философии в конечном счете абсурдны, но некоторые абсурднее, чем другие.

Всякая коммерция — это попытка предвидеть будущее.

Всякий прогресс основан на врожденной потребности всякого организма жить не по средствам.
Выдумка — нередко мать необходимости.

Говорят, что деньги — корень всякого зла. То же самое можно сказать о безденежье.

Дефиниция — это ограждение неприрученной идеи стеной из слов.

Для себя каждый бессмертен; он, возможно, и знает, что должен умереть, но никогда не будет знать, что он мертв.

Доводы на большинство из нас действуют плохо. Притязания — куда лучше.

Дураки выдумывают моду, а умные вынуждены ей следовать.

Единственное по-настоящему серьезное убеждение заключается в том, что в мире нет ничего, что следовало бы принимать всерьез.

Если вы сообщили кому-то, что оставляете ему наследство, то, как честный человек, вы должны немедленно умереть.

Жизнь — это материя, в которой мы запутаемся, если будем рассуждать о ней слишком много или слишком мало.

Жизнь — это соло на скрипке перед публикой, только играть учишься во время выступления.

Жизнь — это усталость, растущая с каждым шагом.

Жизнь есть искусство извлекать утешительные следствия из неутешительных предпосылок.
Жить — то же, что любить: разум против, здоровый инстинкт — за.

Идя вслед за разумом достаточно далеко, вы непременно придете к следствиям, которые противоречат разуму.

Изобретение — мать нужды.

Иисусе, я люблю тебя, несмотря на все твои ошибки!

Иметь свое собственное мнение можно лишь в том случае, если знаешь, как его опровергнуть.

Искусство — как природа. Если вы не пустите его в дверь, оно войдет в окно.

Искусству можно научиться лишь у тех, кто зарабатывает им себе на жизнь.

Истинная жизнь человека — та, о которой он даже не подозревает.

История искусства — это история возрождений.

Каждый дурак может говорить правду, но нужно кое-что иметь в голове, чтобы толково солгать.

Как кто-то сказал мне однажды, разбойники требуют кошелек или жизнь, а женщины требуют и то, и другое.

Коммерция должна быть такой же, как религия и наука: не испытывать ни любви, ни ненависти.

Краткость очень хороша в том случае, если нас понимают — или если нас не понимают.

Курица — всего лишь средство, при помощи которого яйцо производит на свет другое яйцо.

Лгать — значит признавать превосходство того, кому вы лжете.

Лишения — это неуклюжая попытка добиться того же, что гораздо проще достигается благосостоянием.

Логика и постоянство — предмет наслаждения богов и низших животных.

Лучше любить и быть разлюбленным, чем никогда не быть разлюбленным.

Лучший лжец тот, кто способен растянуть минимальное количество лжи на максимально долгое время.

Лучший оратор тот, кто способен сказать как можно меньше при помощи наибольшего количества слов.

Любое человеческое творение, будь то литература, музыка или живопись, — это всегда автопортрет.

Люди, как правило, одинаково ужасаются, слыша сомнения в истинности христианства и видя, как кто-то действительно следует его заповедям.

Написать картину может последний дурак, а вот продать ее только умный сумеет.

Наш мир словно Ноев ковчег: горстка людей и уйма скотов.

Наша непосредственность — лишь следствие незнания Божьего промысла.

Наша ошибка часто заключается не в содеянном, а в сожалении о содеянном…

Не верую, Господи! Помоги моему неверию!

Несомненно только одно: что нет ничего несомненного, поэтому можно сомневаться и в том, что нет ничего несомненного.

Несправедливость — это то, что мешает мне жить по своему усмотрению.

Ничего не следует принимать всерьез.

Общественность покупает свои мнения так же, как покупают мясо и молоко: ведь это дешевле, чем держать собственную корову. Беда лишь в том, что это молоко состоит в основном из воды.

Один шаг не только от великого до смешного, но и от смешного до великого.

Он родился глупцом и удачно развил свои врожденные способности.

Особое искусство — знать, на что не следует обращать внимания. Чем дольше длится беседа, тем такое искусство более необходимо.

Отвага в лучшем случае опрометчива.

Откровенно говоря, я не вижу особого смысла превозносить смиренных и кротких. Когда их превозносят, они перестают быть смиренными и кроткими.

Перемены — это неизменность в меняющихся обстоятельствах.

Питер остался в добрых отношениях с Богом, несмотря на то, что Бог исцелил его тещу.

Пока есть болезнь, будет не только страх, но и надежда.

Поразительно, сколько на свете людей, которые ничего не знают. А остальные — безумцы, которые думают, что знают все.

Прививка есть медицинское таинство — аналог крещения.

Природа — как фокусник: за ней нужен глаз да глаз.

Самая старая книга — животрепещущая новинка для того, кто еще не читал ее.

Самое большое удовольствие для владельца собаки — то, что при ней можно дурачиться, и она вас не только не выбранит, но с радостью присоединится к вам.

Со стороны Господа Бога было очень разумно поженить Томаса Карлейля с миссис Карлейль: тем самым несчастными стали двое людей, а не четверо.

Совесть исключительно хорошо воспитана и вскоре перестает обращаться к тем, кто не желает ее слушать.

Справедливость — это когда мне позволено делать все что угодно.

Так много я пишу о себе только потому, что это предмет, о котором я лучше всего осведомлен.

То, что для одного комар, для другого — верблюд.

Умереть — значит перестать умирать.

Учиться лгать следует, как и всему остальному, с малого.

Человек — единственное животное, способное оставаться в дружеских отношениях со своими жертвами, которых оно намеревается съесть, вплоть до того времени, как они будут съедены.
Что такое вера, как не пари или чисто умозрительная гипотеза? Следовало бы сказать: «Держу пари, что Спаситель существует».

Чтобы создать великий труд, человек должен быть не только очень прилежен, но и очень ленив.

Чтобы существовать, необходимо быть в большей или меньшей степени религиозным.

Я держу свои книги в Британском музее.

Я забочусь об истине не ради истины, а ради себя.

Я ненавижу тех, кто ненавидит Бога, но мне кажется, что Бог недостаточно ненавидит тех, кто ненавидит меня.

Я совершенно спокойно переношу ложь. Меня раздражают только неточности.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Сэмюэля Батлера" можно почитать: