Афоризмы и цитаты Сёрена Кьеркегора

Афоризмы и цитаты Сёрена Кьеркегора

Афоризмы и цитаты Серена КьеркегораСёрен Кьеркегор, 1813-1855 гг., теолог, философ и писатель.

Этот род безумия представляет собой нечто более нечеловеческое, чем первый: первому страшно посмотреть в глаза, чтобы не открыть глубину безумия; но на второго трудно отважиться взглянуть из страха перед возможностью открыть, что у него не настоящие глаза, а стеклянные, и вместо волос – мочала, короче, что он весь искусственный. Если случайно встретишься с таким человеком, болезнь которого состоит именно в том, что у него нет души, то слушаешь его с холодным ужасом; не знаешь, можно ли поверить, что тот, с кем ты говоришь, человек, а не просто трость.

Основная идея человека – душа, и нас не должен вводить в заблуждение тот факт, что человек способен еще и ходить на двух ногах.

Чтобы по запаху узнать, какая почва, втыкают палец в грунт. Я втыкаю палец в бытие – у него нет запаха. Где я? Кто я? Как я попал сюда? Что представляет собой сущность, которую называют этим миром? Что означает этот мир? Кто заманил меня в этот мир? Почему меня не спросили, почему не ознакомили с его манерами и обычаями, вместо того чтобы швырнуть меня в его ряды, как если бы я был куплен каким то похитителем людей, торговцем душ? Как мне извлечь пользу из этого большого предприятия, которое называют реальностью? Почему оно должно быть мне полезно? Разве это не добровольное дело? И если я вынужден в нем участвовать, то где директор? Я хотел бы высказать ему замечание. Директора нет? Куда же мне обратиться с жалобой?

Превыше всего не забывай свой долг любить себя.

Если уж и желать чего то, то я желал бы не богатства и власти, а ощущения безграничного потенциала – глаза, который, всегда юный и пылкий, ищет возможность. Удовольствие разочаровывает; возможность – никогда.

Одно из несовершенств человеческой природы состоит в том, что достичь желаемого можно, лишь пройдя через противоположность ему.

Жизнь – это не проблема, которую надо решить, а реальность, которую надо узнать по опыту.

Я должен найти истину, которая есть истина для меня.

Истина – это ловушка: невозможно обрести ее, не попав в нее; обрести истину нельзя, захватив ее, а можно, лишь будучи захваченным ею.

Быть учителем не значит просто утверждать, что то то есть то то, или читать лекцию и т. п. Нет, быть учителем в правильном смысле этого слова значит быть учеником. Процесс обучения начинается, когда вы, учитель, учитесь у ученика, ставите себя на его место, чтобы понять, что он понимает и как он это понимает.

Люди полагают, что этому миру нужна республика, что нужен новый общественный строй, новая религия, но никому не приходит в голову, что то, в чем действительно нуждается этот мир, запутавшийся в обилии знаний, – это новые Сократы.

Вера есть чудо, и все же ни один человек не отлучен от нее, ибо то, в чем едина жизнь всех людей, есть страсть, а вера есть страсть.

Главная задача человека не в обогащении своего ума различными познаниями, но в воспитании и совершенствовании своей личности, своего Я.

Добро есть свобода. Лишь для свободы или в свободе состоит различие между добром и злом.

Издевающийся над ближним издевается, однако, и над самим собой…

Лучшим доказательством ничтожества жизни являются примеры, приводимые в доказательство ее величия.

Люди никогда не пользуются свободой, которая у них есть, но требуют той, которой у них нет: у них есть свобода мысли, они же требуют свободы выражения.

Нам была дана заповедь: «Люби ближнего, как самого себя», — но если правильно понять эту заповедь, то можно прочесть в ней и обратное утверждение: «Ты обязан любить себя должным образом».

Наслаждение не в том, что я вкушаю, а в том, чтобы получить желанное.

Наша жизнь всегда представляет собой результат преобладающих в нас мыслей.

Несчастный — тот, кто отторгнут от самого себя.

Страх есть отношение свободы к вине.

Так много говорят о том, что христианство не предполагает ничего человеческого; нечто оно все же предполагает, а именно самолюбие.

Человек всегда надеется на то, что ему следовало бы вспоминать, и вечно вспоминает то, на что ему следовало бы надеяться.

Что такое поэт? Несчастный человек, носящий в душе тяжкие муки, с устами, так созданными, что крики и стоны, прорываясь через них, звучат как прекрасная музыка . И люди толпятся вокруг поэта и говорят ему: «Пой скорее снова», иначе говоря — пусть новые страдания (Lidelser) мучают твою душу, лишь бы уста оставались прежними, потому что вопль пугал бы нас, а музыка приятна. К ним присоединяются и критики: это верно, так и должно быть по правилам эстетики.

Самая прекрасная пора жизни — пора первой любви: каждое свидание, каждый взгляд приносят какую-нибудь новую радость.

Двери счастья отворяются, к сожалению, не внутрь — тогда их можно было бы растворить бурным напором, — а изнутри, и потому ничего не поделаешь!

Старость, как известно, осуществляет мечты юности; пример — Свифт: в молодости он построил дом для умалишенных, а на старости лет и сам поселился в нем.

Жизнь превратилась для меня в горький напиток, а мне еще приходится принимать его медленно, по счету, как капли.

Следует отдать справедливость так называемым невинным радостям жизни; в них лишь один недостаток: они слишком уж невинны. К тому же и пользоваться-то ими приходится донельзя умеренно… Я еще понимаю, если мне предписывает диету доктор, — можно некоторое время воздерживаться от известных блюд. но соблюдать диету в диете — это уж чересчур!

Говорят: время летит, жизнь идет вперед и т. п. Не замечаю. И время стоит, и я стою. Все планы, которые выбрасывает мой ум, не идут в ход, а возвращаются ко мне; хочу плюнуть — плюю себе в лицо.

На что я гожусь? — Ни на что, или на все что угодно. Редкая способность! — сумеют ли оценить ее? Кто знает, находят ли себе место служанки, которые публикуются в качестве «одной прислуги» или, в случае надобности, в качестве «чего угодно»?

Я делю свое время так: одну половину сплю, другую — грежу. Во сне я не вижу никаких сновидений, и это хорошо, потому что уметь спать — высшая гениальность.

Ничего не хочется. Ехать не хочется — слишком сильное движение; пешком идти не хочется — устанешь; лечь? — придется валяться попусту или снова вставать, а ни того, ни другого не хочется. Словом, ничего не хочется.

Что ни говорите, а человеческое достоинство признается еще в природе. Желая отогнать птиц от плодовых деревьев, ставят чучело, и даже отдаленного сходства этого пугала с человеком достаточно для того, чтобы внушить уважение.

Какие люди странные! Никогда не пользуясь присвоенной им свободой в одной области, они во что бы то ни стало требуют ее в другой: им дана свобода мысли, так нет, подавай им свободу слова!

Быть вполне человеком — все-таки выше всего. У меня на ногах появились мозоли значит шаг вперед.

Лучший мой друг — эхо, а почему? — Потому, что я люблю свою грусть, а оно не отнимает ее у меня. У меня лишь один поверенный — ночная тишина… Почему? — Потому что она нема.