Афоризмы и цитаты Теодора Адорно

Афоризмы и цитаты Теодора АдорноТеодор Адорно, (1903–1969), немецкий социолог, философ

Не мы слушаем музыку, а музыка слушает нас.

В психоанализе нет ничего истинного, кроме преувеличений.

Тот, кто учит, что править должен не разум, а любовь, открывает дорогу тому, кто убежден, что править должна ненависть.

Произведения искусства аскетичны и бесстыдны, культур индустрия порнографична и чопорна.

Антисемитизм является хорошо накатанной схемой, даже ритуалом цивилизации, а погромы представляют собой самые настоящие ритуальные убийства.

Безоговорочный реализм цивилизованного человека, достигающий своей кульминации в фашизме, представляет собой специальный случай параноидального бреда, обесчеловечивающего природу и, в конечном итоге, сами народы.

Боги не могут взять на себя страх человека.

Быть удовлетворенным означает быть согласным.

Вместо того чтобы усилием мысли способствовать краху претензии на абсолютность и тем самым продолжить дальнейшее определение своего суждения, параноик намертво вцепляется в эту претензию, приводящую мышление к краху.

Все, что хотело бы влачить всего только жалкое существование, должно поплатиться за это.

В любом произведении искусства его стиль представляет собой не что иное, как обещание.

Всякая жертва есть реставрация, уличаемая исторической реальностью в той лжи, с которой она предпринимается.

В мифах все случившееся должно быть покаянием за то, что оно случилось.

В таком нелепом занятии, как убийство, находит свое подтверждение вся тупость жизни, которой покоряются.

В эпоху трех сотен основных слов исчезает способность к усилию по образованию суждения и, тем самым, отличию между истинным и ложным.

Героизация посредственного входит в состав культа дешевизны.

Глупость — это шрам.

Говорить о культуре всегда было делом, культуре противном.

Гонимые с необходимостью пробуждают страсть к гонению.

Заключенные — это больные.

За культ мадонны женщина поплатилась ведьмоманией.

Звучный хохот во все времена разоблачал цивилизацию. Кино и радио уже больше не требуется выдавать себя за искусство.

Избранный в качестве врага уже воспринимается как враг.

История цивилизации есть история самоотречения.

Кровожадность женщины на погроме затмевает мужскую.

Культуриндустрия окончательно абсолютизирует имитацию.

Классификация есть условие познания, но не оно само, а познание в свою очередь разрушает классификацию.

Когда кто-то другой берет слово, фашист воспринимает это как наглое вмешательство.

Коммуникация приводит людей к уподоблению друг другу путем их разъединения.

К числу преподанных эпохой Гитлера уроков относится урок о глупости умничанья.

Любое рождение оплачено смертью, всякое счастье — несчастьем.

Мораль массовой культуры является упрощенной моралью детских книжек вчерашнего дня.

Мультипликационный Дональд Дак, равно как и неудачники в реальности, получает свою порцию побоев для того, чтобы зрители смогли свыкнуться с теми, которые ожидают их самих.

Мышление иное, чем руководствующееся системой, либо бесперспективно, либо авторитарно.

Незрелостью тех, кем правят, живет перезрелость общества.

Некогда фетиши подчинялись закону равенства. Теперь равенство само становится фетишем.

Новым в фазе массовой культуры, по сравнению с фазой позднелиберальной, является исключение новизны как таковой.

Ослепленность охватывает все, ибо неспособна постичь ничего.

Преимущество человека состоит в знании.

Помимо тяжких уголовных преступлений нет греха более смертного, чем быть аутсайдером.

Программой Просвещения было расколдовывание мира.

Произведения искусства аскетичны и бесстыдны, культуриндустрия порнографична и чопорна.

Проклятием безудержного прогресса является безудержная регрессия.

Пропаганда мизантропична.

Пушка — изобретение, которое напрашивалось само собой.

Пьянство, эксцесс пуританства, являет собой отчаянную месть жизни.

Развлечения ищет тот, кто стремится отвлечься от ритма механизированного процесса труда с тем, чтобы он сызнова оказался ему по силам.

Самой науке не присуще осознание себя самой, она есть инструмент.

Самоуважение людей возрастает пропорционально их заменимости.

Сегодня мы господствуем над природой в одном только нашем мнении, будучи в действительности порабощены ею.

Серийное производство сексуальности автоматически приводит к ее подавлению.

Слову известно, что оно слабее обманутой им природы.

Соблазн сирен — это соблазн потерять себя, забыться в прошлом.

Среднестатистическое число слов в новелле не допускает вольностей в обращении с собой.

Статистикой смертности общество низводит жизнь до химического процесса.

Страх и цивилизация неразделимы.

Там, где пропаганда кричит о свободе, она противоречит самой себе.

Удовольствие, с которым воспринимается учиняемое над экранным персонажем насилие, превращается в насилие над самим зрителем.

Умный всегда обуреваем искушением сказать слишком много.

Утрата памяти является трансцендентальным условием науки.

Хитроумие есть ставшее рациональным противление.

Что за дело богатому до той узды, которой он никогда не ощущал на себе.

Ярость обрушивается на того, чья беззащитность очевидна.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Теодора Адорно" можно почитать: