Афоризмы и цитаты Томаса Карлейля

Томас Карлейль (1795–1881) – английский публицист, историк, философ и сатирик, работы которого были очень популярны в викторианской Англии.

Всё, что есть во вселенной, – это бесконечные спряжения глагола «делать».

Человек – это животное, использующее орудия труда. Без орудий труда он ничто, с ними – всё.

Блажен тот, кто нашел свое дело, – и пусть он не ищет никакого другого блаженства.

Знать меру – это бесценное качество.

Золотой дождь проникает сквозь почти любую преграду.

Под всякой речью, как бы она ни была хороша, лежит молчание, которое еще лучше. Молчание глубоко, как Вечность; разговоры мелки, как Время.

Не будьте рабом высоких слов.

Самая большая ошибка – это считать себя непогрешимым.

Обладающий глупостью и хорошим пищеварением человек способен на очень многое.

Благословен тот, кто нашел свое дело в жизни; большего нам не дано.

Благочестие и кислая мина — вещи разные.

Богатство света состоит именно в оригинальных людях. Благодаря им и их произведениям свет именно свет, а не пустыня. Воспоминание о людях и история их жизни — сумма его силы, его священная собственность на вечные времена, поддерживающая его и насколько возможно помогающая ему проталкиваться вперед сквозь неизведанную еще глубину.

Величие великого человека обнаруживается в том, как он обращается с маленькими людьми.

Во Франции долго царил деспотизм, ограничиваемый эпиграммами.

Все обездоленные должны уяснить себе только одно: быть обездоленным глупо.

Всюду, постоянно должен человек «расплачиваться ценой жизни», он должен, как солдат, исполнять свое дело за счет своей жизни.

Всякий труд благороден, и благороден один лишь труд.

Всякое величие бессознательно — в противном случае оно стоит малого или не стоит ничего.

Гениальность — это прежде всего выдающаяся способность быть за все в ответе.

Гении — наши настоящие люди, наши великие люди, вожди тупоумной толпы, следующей за ними, точно повинуясь велениям судьбы. Они обладали редкой способностью не только «догадываться» и «думать», но знать и верить. По натуре они склонны были жить, не полагаясь на слухи, а основываясь на определенных воззрениях. В то время как другие, ослепленные одной наружной стороной вещей, бесцельно носились по великой ярмарке жизни, они рассматривали сущность вещей и шли вперед как люди, имеющие перед глазами путеводную звезду и ступающие по надежным тропам.

Главный орган человеческого тела, незыблемая основа, на которой держится душа, — это кошелек.

Глупость и хорошее пищеварение — незаменимые качества для борьбы с лишениями.

Двое-трое — это уже Общество. Один станет Богом, другой — дьяволом, один будет вещать с кафедры, другой — болтаться под перекладиной.

Если бы Иисус Христос явился сегодня, никто бы не стал его распинать. Его бы пригласили к обеду, выслушали и от души посмеялись.

Если вы желаете удержать человека от какого-нибудь поступка, заставьте его разговориться на эту тему: чем больше люди говорят, тем меньше у них склонности делать.

Если сами мы холопы, то для нас не может быть героев.

Если человек знает меру, он знает все.

Жизнь — короткое, очень короткое время между двумя вечностями…

Жизнь великого человека не веселый танец, а битва и поход, борьба с властелинами и целыми царствами.

Заблуждения мудреца положительно более поучительны, чем истины глупца, ибо мудрый парит в возвышенных областях, откуда все далеко видно, глупый же топчется по низменным проторенным дорогам.

Здоровый человек — самое драгоценное произведение природы.

Здоровье — великое дело как для того, кто им пользуется, так и для других.

Идеал в тебе самом. Препятствия к достижению его — в тебе же. Твое положение есть тот материал, из которого ты должен осуществить этот идеал.

Из всех прав самое неопровержимое — это право умного (силой ли, уговорами ли) вести за собой дурака.

Из всех проявлений человеческого творчества самое удивительное и достойное внимания — это книги. В книгах живут думы прошедших времен; внятно и отчетливо раздаются голоса людей, прах которых давно разлетелся, как сон. Все, что человечество совершило, передумало, все, чего оно достигло, — все это сохранилось, как бы волшебством, на страницах книг.

Искреннюю радость доставляет человеку возможность восхищаться кем-нибудь; ничто так не возвышает его — хотя бы на короткое время — над всеми мелочными условиями, как искреннее восхищение.

История — это квинтэссенция сплетни.

История мира — это биография великих людей.

Книга — чистейшая сущность человеческой души.

Как бы часто нам ни внушали, что более близкое и подробное ознакомление с людьми и вещами уменьшит наше восхищение или что только темное и наполовину незнакомое может казаться возвышенным, мы все-таки не должны этому безусловно верить. И здесь, как и во многом другом, не знание, а лишь малое знание заставляет гордиться, и на место восхищения узнанным предметом ставит восхищение самим узнавшим.

Любая реформа, кроме моральной, бесполезна.

Людям следует быть скромнее.

Метафизика — это попытка ума подняться над умом.

Можно обожать нечто, хотя бы оно было весьма незначительно; но невозможно обожать чистейшее, ноющее ничтожество.

Молчание глубоко, как Вечность; разговоры мелки, как Время.

Музыка своей мелодией доводит нас до самого края вечности и дает нам возможность в течение нескольких минут постичь ее величие.

На нашем лучезарном небосклоне всегда сыщется темное пятно — и это наша собственная тень.

Наличные — не единственная связь человека с человеком.

Насколько человек побеждает страх, настолько он — человек.

Настоящее — это суммарно взятое прошлое.

Наше предназначение не в том, чтобы пытаться ясно разглядеть то, что удалено от нас и скрыто в тумане, но в том, чтобы трудиться над тем, что у нас под рукой.

Нет более печального доказательства ничтожности человека, чем неверие в великих людей.

Нет между людьми закона более нравственного, чем закон власти и подчинения.

Никто не знает, как поступит Толпа, тем более — она сама.

Ничто так не научает, как сознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания.

Новая точка зрения всегда оказывается в меньшинстве…

Опыт — самый лучший учитель, только плата за обучение слишком велика.

Первая обязанность человека — преодолеть страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими.

Писатель — тот же священнослужитель.

Поклонение героям должно выразиться в том, что сами мы будем героически настроены.

Правильно во всех отношениях сказано: всякого человека судят по вере его. И по неверию.

При каждом споре, в тот момент, когда мы начинаем сердиться, мы перестаем бороться за истину и вступаем в спор уже
за самих себя.

Природа не терпит лжи.

Речь — удел человека; молчание — удел Бога; но и зверя, и смерти… А потому мы должны постигнуть оба искусства.

С помощью цифр доказать можно все что угодно.

Самая большая вина — не сознавать свою вину.

Самое неприятное чувство — это чувство собственного бессилия.

Самое страшное неверие -— это неверие в себя.

Самый несчастный из людей тот, для кого в мире не оказалось работы.

Сентиментальные люди — самые бессмысленные из смертных…

Сколько есть в народе людей, которые вообще могут видеть незримую справедливость неба и знают, что она всесильна на земле, — столько людей стоит между народом и его падением.

Столько, и не больше. Всемогущая небесная сила посылает нам все новых и новых людей, имеющих сердце из плоти, не из камня, а тяжелое несчастье, и так уже довольно тяжелое, окажется учителем людей!

Слепой может объехать весь мир и ничего не заметить.

Счастлив тот народ, чьи анналы отсутствуют в исторических книгам.

Тот, кто ничего не совершил, ничего не знает.

Три главные составные части современной цивилизации: Порох, Печать и Протестантизм.

Тяготы способны перенести сотни людей, благополучие — лишь единицы.

Хорошо написанная жизнь — почти такая же редкость, как хорошо прожитая.

Человек не должен жаловаться на времена; из этого ничего не выходит. Время дурное: ну что ж, на то и человек, чтобы улучшить его.

Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы раз от души смеялся.

Человек только и живет надеждой; надежда, по сути, его единственная собственность.

Экономика — наука зловещая…

Я думаю, что уважение к героям, в различные эпохи проявляющееся различным способом, является душой общественных отношений между людьми и что способ выражения этого уважения служит истинным масштабом нормальности или ненормальности господствующих на свете отношений.

Я и не претендую на постижение Вселенной — она во много раз больше, чем я…

Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидов.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Томаса Карлейля" можно почитать: