Афоризмы и цитаты Тургенева

Иван Сергеевич Тургенев, (1818–1883), писатель

Тайны человеческой жизни велики, а любовь – самая недоступная из этих тайн.

Кто сказал, что одна истина действительна? Ложь так же живуча, как и истина, если не более.

Верить в себя даже эгоист не может; верить можно только в то, что вне нас и над нами.

В любви одно лицо – раб, а другое – властелин, и недаром толкуют поэты о цепях, налагаемых любовью. Да, любовь – цепь, и самая тяжелая.

Характер людской разве меняется? Каким в колыбельку, таким и в могилку.

Да ведь известное дело: от плохого к хорошему никогда не идешь через лучшее, а всегда через худшее, – и яд в медицине бывает полезен.

Несчастие людей одиноких и робких – от самолюбия робких – состоит именно в том, что они, имея глаза и даже растаращив их, ничего не видят или видят все в ложном свете, словно сквозь окрашенные очки.

Видно, наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие.

Жизнь только того не обманет, кто не размышляет о ней и, ничего от нее не требуя, принимает спокойно ее немногие дары и спокойно пользуется ими.

Непонятыми остаются только те люди, которые либо еще сами не знают, чего хотят, либо не стоят того, чтобы их понимали.

Счастие каждого человека основано на несчастии другого… Даже его выгода и удобство требуют, как статуя – пьедестала, невыгоды и неудобств других.

Русский человек любит потчевать – коли нечем иным, так своими знакомыми.

Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорей.

Сохранить до старости сердце молодым, как говорят иные, и трудно, и почти смешно; тот уже может быть доволен, кто не утратил веры в добро, постоянства воли, охоты и деятельности.

Красоте не нужно бесконечно жить, чтобы быть вечной, – ей довольно одного мгновенья.

Хороша русская удаль, да немногим она к лицу.

Любовь на всякий возраст имеет свои страданья.

Но природа не справляется с логикой, с нашей человеческой логикой; у нее есть своя, которую мы не понимаем и не признаем до тех пор, пока она нас, как колесом, не переедет.

Ничего не может быть хуже и обиднее слишком поздно пришедшего счастья.

Брак, основанный на взаимной склонности и на рассудке, есть одно из величайших благ человеческой жизни.

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!..
нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

Вот она: ты — молодость; я — старость.

Всякая любовь счастливая, равно как и несчастная, настоящее бедствие, когда ей отдаешься весь.

Всякая молитва сводится на следующее: «Великий Боже, сделай, чтобы дважды два — не было четыре».

Вы еще не знаете, есть ли у вас талант? Дайте ему время вызреть; а если его даже не окажется, разве человеку необходим именно поэтический талант, чтобы жить и действовать?

Да, справедливо сказал кто-то про самоубийц: пока они не исполнят своего намерения — никто им не верит; а исполнят — никто о них не пожалеет.

Добро по указу — не добро.

Древние греки недаром говорили, что последний и высший дар богов человеку — чувство меры.

Если бы с молодостью уходило одно хорошее — то остальные возрасты человеческой жизни показались бы до того невыносимы, что всякий индивидуум перерезывал бы себе горло на 32-м году. Много дрязг плавает в шумных волнах молодости и уплывает с ними; а все-таки лучше этих волн нет ничего.

Если ждать минуты, когда все, решительно все будет готово, — никогда не придется начинать.

Если стремление происходит из источника чистого, оно все-таки, и не удавшись вполне, не достигнув цели, может принести пользу великую.

Есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим; наконец, эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.

Жалок тот, кто живет без идеала!

Женщина не только способна понять самопожертвование: она сама умеет пожертвовать собой.

Когда переведутся донкихоты, пускай закроется книга Истории. В ней нечего будет читать.

Кто пожил, да не сделался снисходительным к другим, тот сам не заслуживает снисхождения.

Кто стремится к высокой цели, уже не должен думать о себе.

Любовь и Голод — цель их одна: нужно, чтобы жизнь не прекращалась, собственная и чужая — все та же, всеобщая жизнь.

Любовь сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь.

Музыка — это разум, воплощенный в прекрасных звуках.

Не в одних стихах поэзия: она разлита везде, она вокруг нас. Взгляните на эти деревья, на это небо — отовсюду веет красотой и жизнью, а где красота и жизнь, там и поэзия.

Не ревнует тот, у кого нет хоть бы капли надежды.

Нет ничего тягостнее сознания только что сделанной глупости.

О безобразие самодовольной, непреклонной, дешево доставшейся добродетели — ты едва ли не противней откровенного безобразия порока!

О молодость! Молодость!… Может быть, вся тайна твоей прелести состоит не в возможности все сделать, а в возможности думать, что все сделаешь.

Охота… сближает нас с природой, приучает нас к терпению, а иногда и к хладнокровию перед опасностью.

Порицать, бранить имеет право только тот, кто любит.

Природа… будит в нас потребность любви…

Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без нее обходится.

Скептицизм всегда отличался бесплодностью и бессилием.

Слово «завтра» придумано для людей нерешительных и для детей.

Смешного бояться — правды не любить.

Спорь даже с глупцом! Ни славы, ни выгоды ты не добудешь… Но отчего иногда не позабавиться!

Спорь с человеком ума равного: за кем бы ни оставалась победа — ты по крайней мере испытаешь удовольствие борьбы.

Спорь с человеком ума слабейшего; спорь не из желания победы — но ты можешь быть ему полезным.

Спорь с человеком умнее тебя: он тебя победит… Но из самого твоего поражения ты можешь извлечь пользу для себя.

Старая штука смерть, а каждому внове.

Счастье — как здоровье: когда его не замечаешь, значит, оно есть.

Только ею, только любовью держится и движется жизнь.

У нас у всех есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвешься: чувство долга.

У счастья нет завтрашнего дня, у него нет и вчерашнего, оно не помнит прошедшего, не думает о будущем, у него есть настоящее, — и то не день, а мгновение.

Учение — не только свет, по народной пословице, — оно также и свобода. Ничто так не освобождает человека, как знание…

Хочешь быть счастливым ? Выучись сперва страдать.

Хочешь ты ее узнать, эту тяжкую вину, которую ты не в силах понять, которую я растолковать тебе не в силах?

Человек без самолюбия ничтожен. Самолюбие — архимедов рычаг, которым землю с места можно сдвинуть.

Человек все в состоянии понять — и как трепещет эфир, и что на солнце происходит, а как другой человек может иначе сморкаться, чем он сам сморкается, это он понять не в состоянии.

Человеку всегда как-то совестно и неловко становится, когда он много наговорит сам.

Чрезмерная гордость — вывеска ничтожной души.