Афоризмы и цитаты Виктора Франкла

Виктор Франкл (1905–1997): австрийский психиатр. Вместе с другими австрийскими евреями был заключен нацистами в концентрационные лагеря, побывал в Аушвице. На основании этого опыта разработал теорию логотерапии, которая гласит, что человеческая мотивация заключена в «поисках смысла». После окончания Второй мировой войны возглавил Венскую неврологическую клинику. Увлекался альпинизмом и пилотированием самолетов.

Именно из людского несовершенства следует незаменимость и невосполнимость каждого индивида.

К любой ситуации нужно подходить так, как будто живешь во второй раз и в прошлой жизни уже делал ошибку, подобную той, которую собираешься совершить сейчас.

Когда мы не можем изменить ситуацию, мы сталкиваемся с вызовом измениться самим.

Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке. Мы обретаем зрелость, мы растем, мы перерастаем самих себя.

Чем больше человек стремится к наслаждению, тем больше он удаляется от цели. Другими словами, само «стремление к счастью», мешает счастью.

Успех и счастье должны прийти сами, и чем меньше о них думать, тем это более вероятно.

Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете свое внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.

Смысл жизни точно так же, как и смысл смерти, у каждого свой, глубоко личный.

Жизнь человека полна смысла до самого конца – до самого его последнего вдоха. И пока сознание не покинуло его, он постоянно должен реализовывать ценности и нести ответственность.

Когда трагедия и страдания сегодняшнего дня заслоняют все остальные жизненные смыслы, тогда мы все таки можем находить смысл в жизни, заняв героическую позицию по отношению к своей судьбе.

Каждый имеет собственное призвание или миссию в жизни; каждый имеет конкретное предназначение, которое требует осуществления. В этом отношении каждый человек является незаменимым и неповторимым, то есть задача каждого человека так же уникальна, как его особая возможность ее выполнить.

Нет такой ситуации, в которой нам не была бы предоставлена жизнью возможность найти смысл, и нет такого человека, для которого жизнь не держала бы наготове какое нибудь дело.

Человек должен формировать судьбу, где это возможно, и – где это необходимо – достойно принимать ее, терпеть.

Когда трагедия и страдания сегодняшнего дня заслоняют все остальные жизненные смыслы, тогда мы все таки можем находить смысл в жизни, заняв героическую позицию по отношению к своей судьбе.

До тех пор пока человек не познает, что именно определяет единственность и принципиальную неповторимость его собственного существования, он не сможет ощутить выполнение своей жизненной задачи персонально обязательным и неотделимым элементом собственной судьбы.

Внутреннее чувство обиды в сочетании с покорностью судьбе приводит к такому же результату, как протест и бунт против судьбы.

Судьба, то есть все уже свершившееся, должна всегда выступать стимулом к новым, сознательным и ответственным действиям.

Юмор дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе.

Что бы являла наша жизнь, будь она бесконечна? Если бы мы были бессмертны, мы бы спокойно могли откладывать каждый свой поступок на какое угодно время.

Человеку необходимо найти все лучшее в одиночестве, «набраться смелости» остаться в одиночестве. Есть творческое одиночество, которое позволяет превратить нечто негативное – отсутствие людей, в нечто позитивное – возможность размышлять.

Человеку не дано знать, был ли прав другой, поступая по своей совести. Истина может быть лишь одна, однако никто не может похвастаться знанием, что этой истиной обладает именно он и никто другой.

Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим.

Экзистенциальный анализ учит воспринимать жизнь как «миссию».

Не ставьте себе целью успех – чем больше вы будете стремиться к нему и делать его своей целью, тем вернее его упустите. За успехом, как и за счастьем, нельзя гнаться. Он должен стать (и становится) непредусмотренным побочным эффектом личной преданности большому делу.

Любовь неизбежно обогащает того, кто любит. А раз так, не может существовать такого явления как «неразделенная, несчастная любовь».

Любовь не заслуживают. Любовь – это просто милость.

Любовь – это «переживание» другого человека во всем его своеобразии и неповторимости.