Афоризмы и цитаты Ханны Арендт

Афоризмы и цитаты Ханны АрендтАнтисемиты, назвавшие себя патриотами, ввели в употребление тот новый вид национального чувства, который состоит в первую очередь в полном обелении своего собственного народа и в огульном охаивании всех прочих.

Властвуя, вожди озабочены исключительно тем, чтобы сделать свои предсказания истинными.

Вождь без масс — ничто, фикция.

Вряд ли существует лучший способ избежать дискуссий, чем освободиться от аргументов настоящего и утверждать, что только будущее сможет открыть его достоинства.

Всякий, кто не только имеет «мнения», но и высказывает их в тоне непререкаемой убежденности, не так-то легко теряет авторитет, сколько бы раз он ни попадал пальцем в небо.

В полностью фиктивном мире тоталитаризма не требуется регистрировать, признавать и запоминать неудачи.

Главная черта человека массы — не жестокость и отсталость, а его изоляция и нехватка нормальных социальных взаимоотношений

Главный недостаток тоталитарной пропаганды заключается в том, что она не может полностью удовлетворить тягу масс к совершенно непротиворечивому, постижимому и предсказуемому миру без серьезного конфликта со здравым смыслом.

Дар начинания есть высшая способность человека.

Держава, основанная на аккумулированной и монополизированной мощи всех своих индивидуальных членов, неизбежно лишает каждого из них его силы, отнимает у него его природные и физические силы.

Для уединения всего-навсего требуется жить одному, тогда как одиночество наиболее остро проявляется в обществе других.

Непоколебимую верность членам тайных обществ внушает не столько тайна, сколько пропасть между ними и всеми остальными.

Нет ничего более характерного для тоталитарных движений вообще и для качества славы их вождей в частности, чем поразительная быстрота, с какой их забывают, и пугающая легкость, с какой их могут заместить другие кумиры

Нет ничего легче, чем разрушить внутренний мир и частную мораль людей, не думающих ни о чем, кроме спасения своих частных жизней.

Не найдется класса, который нельзя было бы стереть с лица земли, если убить достаточное число его членов.

Никакое национальное государство не может идти на покорение других народов с чистой совестью.

Обладатели собственности, стремящиеся к умножению своего имущества, постоянно сталкиваются с весьма неудобным ограничением — с тем печальным фактом, что человек смертен.

Основные события нашей эпохи прочно забываются как теми, кто привержен вере в неизбежность катастрофы, так и теми, кто предался безудержному оптимизму.

Ошибкой было бы полагать, что толпа охотится только на евреев, но все же евреям следует отвести первое место среди излюбленных ее жертв.

Победа тоталитаризма может совпасть с разрушением человечества.

Помешанный, изображающий гения, всегда имеет известный шанс, что ему поверят.

Понимание означает изучение и сознательное принятие того бремени, которое возложил на нас наш век

Понимание означает собранную готовность встретить реальность, какой бы она ни была, и оказать ей сопротивление.

Потеря человеческих прав тотчас же совпадает с превращением личности в биологическую особь.

Превращение классов в массы и, соответственно, искоренение всякой групповой солидарности являются непременным условием тотального господства.

Прогресс и Закат являются двумя сторонами одной медали, и то и другое являются предметами суеверия, а не веры.

Различие между подпольной литературой и отсутствием литературы равно различию между единицей и нулем.

Раса в политическом смысле есть не начало человечества, а его конец, не утро народов, а их закат, не естественное рождение человека, а его неестественная смерть.

Самое тревожное в успехах тоталитаризма — это истинное бескорыстное самоотречение его приверженцев.

Самой радикальной и единственно надежной формой обладания является разрушение, ибо только то, что нами разрушено, является навечно и определенно нашим.

Сила тоталитарной пропаганды заключается в ее способности отсекать массы от реального мира.

Случайность, пронизывающая реальность, есть именно то, что массы отказываются признать.

Только имея дело с откровенно выдуманной сказкой о прошлых событиях, соглашается человек принять на себя ответственность за них и считать прошлые события своим прошлым.

Толпа хочет войти в историю даже ценой разрушения.

Совершенно очевидно, что массовая поддержка тоталитаризма не проистекает ни из невежества, ни из процесса промывания мозгов.

Толпа — это прежде всего группа, в которой представлены осколки всех классов. Поэтому так легко принять толпу за народ.

Тоталитарная пропаганда может жестоко надругаться над здравым смыслом только там, где он потерял свою значимость.

Тоталитарное господство несет в себе семена собственного уничтожения.

Тоталитарное устремление к глобальным завоеваниям и к тотальному господству явилось деструктивным способом выхода из всех трудностей

Тотальное господство не допускает свободной инициативы в любой области жизни.

Тщетны все усилия убежать из мрачного настоящего в ностальгию по все еще сохраняемому прошлому или в предвосхищении лучшего будущего, которое дарует нам забвение.

Убежденность в том, что все происходящее на Земле должно быть понятно человеку, может привести к тому, что историю будут толковать посредством банальностей.

Члены тоталитарных движений, фанатичные до крайности, пока движение существует, не последуют примеру религиозных фанатиков и не умрут смертью мучеников.

Евгеника с самого начала была замешена на зверстве.

Единственное правило, относительно которого может быть уверен каждый человек в тоталитарном государстве, состоит в том, что, чем более заметны правительственные организации, тем меньшей властью они наделены, и чем меньше известно о существовании какого-то института, тем более полновластным он окажется в конечном счете.

Если говорить об экономике, то тоталитарные режимы в своих странах напоминают пресловутую саранчу.

Если тоталитарные режимы не стремятся к конечной цели, к тотальному господству, то, скорее всего, они утратят ту власть, которую смогли уже захватить.

Законы, которые не равны для всех, возвращают вспять — к правам и привилегиям.

Идеологии являются безвредными, безопасными и произвольными мнениями лишь до тех пор, пока в них не верят всерьез.

Идеология отличается от просто точки зрения тем, что она претендует на обладание либо ключом от истории, либо разгадкой всех «проблем мироздания», либо окончательным знанием скрытых всеобщих законов, управляющих природой и человеком. Научный аспект в идеологии вторичен и появляется в них ради придания им формы неопровержимой доказательности.

Идеология, которая хочет убеждать и мобилизовывать людей, не может выбирать жертву произвольно.

Изоляция и одиночество — не синонимы.

Истолкование страдания имеет куда большие возможности, чем толкование действия.

Каждый конец в истории неизбежно таит в себе новое начало.

Легенды вводят человека во владение тем, что он не совершал, и дают ему способность мириться с тем, что он не может изменить.

Легенды всегда играли огромную роль в сотворении истории.

Любая развитая идеология создается, поддерживается и совершенствуется как политическое оружие, а не теоретическая доктрина.

Люди, управляемые декретами, никогда не знают, что правит ими.

Между теми, кто создает блестящие и остроумные концепции, и теми, кто осуществляет жестокие и зверские деяния, пролегает пропасть, которую не перекрыть никакими логическими построениями.

Мы не рождены равными; мы становимся равными как члены какой-то группы в силу нашего решения взаимно гарантировать друг другу равные права.

Наиболее опасное националистическое представление — идея «национальной миссии».

Нацизм и большевизм обязаны пангерманизму и панславизму (соответственно) больше, чем любой другой идеологии или политическому движению.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Ханны Арендт" можно почитать: