Афоризмы и цитаты Жака Деррида

Жак Деррида, (1930–2004), французский философ, лингвист и литературовед, разработавший деконструктивизм как один из способов семиотического анализа текста

Везде сплошь имеют место только различения и следы следов.

Такова судьба языка – отходить от тела.

Везде, где она оперирует, «мысль» не хочет ничего сказать.

Везде, сплошь имеют место только различения и следы следов.

Весь мир разрывается не между национализмом и его противоположностью (если таковая противоположность вообще существует), а между разными типами национализма, памяти и национального самоутверждения «хорошего» и «плохого» свойства.

Временами изощренность предстает как умение сделать правильный выбор в соответствии с интуицией.

«Да» нуждается в повторении.

Деконструировать оппозицию значит сначала в определенный момент перевернуть иерархию.

Если вы полагаете, что способны обнаружить одну стратегию, можете быть уверены в том, что она плоха.

Если вы хотите что-то восстановить, нередко приходится разрушать вновь возникшие структуры.

Есть нечто, нечто действительно есть за пределами языка, и все зависит от интерпретации.

Идиома — не камень. Идиома — это не граница с полицейским у ворот.

Изъясняться на своем языке значит требовать перевода, взывать о переводе.

Иногда нужно устраивать уличные демонстрации с самыми прямолинейными лозунгами.

Как всегда бывает в истории, он сделал шаг вперед, но вместе с тем за этот шаг пришлось и чем-то поплатиться

Как только возникает опыт, возникает и отсылка к чему-то иному.

Когда замысливают что-то написать или сказать, всегда лучше продвинуться как можно дальше в историческом познании и в формализации уже имеющихся, выполненных и законченных программ.

Ленин является святым не более, чем Москва является Иерусалимом.

Мы никогда не водворяемся внутри нарушения, мы никогда не располагаемся где-то вовне.

Нельзя сводить текст к языку, к речевому акту в строгом смысле слова.

Нет никакого конца книги, и нет никакого начала письма.

Нет ничего предосудительного в том, что литературная традиция пытается вести борьбу с языком, искать что-то за его пределами.

Нет общего правила, и никто никому не может дать какого-либо общего совета.

Не существует одной-единственной деконструкции, деконструкции совершаются повсюду.

Обстоятельным, собственно, является рассказ, который более, чем какой-либо другой, отфильтровывает или просеивает так называемые значимые детали и тем самым уже осуществляет цензуру.

Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете.

Революция (совершенная людьми и для людей) хочет быть, претендует знаменовать собой конец религии и паломничества, мифов и сакрализации.

Смерть авторов не дожидается их кончины.

Факты сами по себе являются теоремами, их достаточно описать.

Чему не следует доверять, так это метафизическому концепту истории.

Чистого дара не существует, как не существует и чистого «да».

Читатель должен быть или сверхискушенным или не искушенным вовсе.

Язык не может обойтись без пространственных метафор.