Афоризмы и цитаты Жана Бодрийара

Бодрийар Жан, р. 1929

Французский философ, социолог, культуролог, создатель оригинальной философской теории знака, символических объектов и коммуникаций. Изучает постиндустриальное общество. Автор работ: «Система вещей» (1968), «Зеркало производства» (1973),«Фатальные стратегии» (1983) и других.

 

Американская цивилизация практически не знает больше черного цвета, за исключением траурных и официальных церемоний.

Безотказность в конечном счете неизбежно вызывает страх.

Безумие начинается как раз тогда, когда коллекция замыкается и теряет ориентацию на недостающий член.

Вещи как бы идут впереди человека в организации его среды и тем самым влекут за собой и те или иные его поступки.

Вещи стали сложнее, чем действия человека по отношению к ним.

Вещи — это бытовая мифология, в которой гасится наш страх времени и смерти.

Вещь — это безупречное домашнее животное.

Взгляд — наиболее опасное, что есть в теле.

Всякая вещь в глубине своей антропоморфна.

Всем вещам свойственна несменяемость, внушительность присутствия и иерархический этикет.

Все течет, все меняется у нас на глазах, все обретает новый облик, и, однако, перемен ни в чем нет.

В глубине своей робот – всегда раб.

В конце концов ведь и сумасшедших вовсе не смущает, что в одной и той же больнице находятся четыре-пять человек, считающих себя Наполеонами.

В мире изобилия фактором нехватки служит не редкость вещей, а их недолговечность.

Главная функция мебели и прочих вещей — воплощать в себе отношения между людьми, заселять пространство, где они живут.

Для многих цивилизаций энергия человека и энергия животных равнозначны.

Домашняя обстановка есть одно из проявлений переживания жизни.

Зеркало придает пространству завершенность.

Изобилие товаров устраняет дефицит, широкой рекламой устраняется психическая неустойчивость.

Изъятие водительских прав — это сегодня своего рода отлучение, социальная кастрация.

Каждая старинная вещь красива просто потому, что она дожила до наших дней.

Коллекционерство выступает как мощный компенсаторный фактор в критические фазы сексуальной эволюции.

Комнатные часы — это механическое сердце, заставляющее нас не беспокоиться о нашем собственном сердце.

Краска ограничена формой, не ищет других красок, не обладает свободной сочетаемостью.

Любая гравюра Калло может стать той самой, без которой у меня не будет «полного Калло».

Мир красок противостоит миру смыслов.

Мир научной фантастики — это мир бесполый.

Мы вечно отстаем от своих вещей.

Мы идем к абсолютной власти формы.

Мы отныне лишь безответственные пользователи стремящихся к нулю жестов и усилий.

Наденьте красный костюм — и вы окажетесь более, чем голым, станете чистым объектом, лишенным внутренней жизни.

Невыкупленная вещь убегает от вас во времени, она никогда и не была вашей.

Нет такой привычки, которая не образовалась бы во1фуг какой-то вещи.

Не «веря» в товар, я верю рекламе, которая пытается заставить меня в него поверить.

Опасна та свобода быть собой, которая противопоставляет индивида обществу.

Побежденное пространство разделяет людей еще более непроходимо, чем непобежденное.

Передвижение является необходимостью, скорость — удовольствием.

Покоряя пространство, человек осуществляет тем самым нарциссическую самопроекцию.

Потребление неистребимо именно потому, что основывается на некотором дефиците.

Предметы нашего быта в самом деле суть предметы страсти — страсти частной собственности.

«Прекрасная вещь» — скажет коллекционер, а отнюдь не «прекрасная статуэтка».

Система кредита доводит до предела безответственность человека перед самим собой.

Современного кибернетического человека можно было бы охарактеризовать как умственного ипохондрика, одержимого идеей абсолютной проводимости сообщений.

Становясь совершенной, форма отводит человеку роль стороннего созерцателя собственного могущества.

Стекло — это волшебная застывшая жидкость.

Стоит вещи утратить свое конкрет-но-практическое применение, как она переходит в сферу психической практики.

То, что ни для чего не годится, всегда может пригодиться нам.

Трагична не сама непрочность вещей и не их гибель. Трагичен соблазн этой непрочности и гибели.

Фундаментальная забота, которой отвечают мягкие кресла, состоит в том, чтобы никогда не оставаться одному, но и не оказываться ни с кем лицом к лицу.

Функциональный человек — изначально утомленный.

Часы играют ту же роль во времени, что и зеркало в пространстве.

Человек не свободен от своих вещей, вещи не свободны от человека.

Чтобы выделить какую-нибудь безделушку, вокруг нее создают пустоту.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Жана Бодрийара" можно почитать: