Афоризмы и цитаты Жана Лакана

Лакан Жак, 1901-1981

Французский психоаналитик, разработал структуралистскую модель фрейдизма. Автор работ:
«Функция и поле речи и языка в психоанализе» (1953), «Семинары Жака Лакана» (1973—1986) и других.

С 1953 г. работал аналитиком в госпитале Святой Анны, а с 1963 г. преподавал в Практической школе высшего образования. В 1964 г. основал Парижскую школу фрейдизма.

 

Аналогия не метафора.

Бессознательное — это та глава моей истории, которая содержит белое пятно или ложь.

Бессознательному, чтобы обнаружить себя, требуется время.

Веками оставались неразрешимыми вопросы, ясные сегодня десятилетнему ребенку.

Власть церквей обусловлена языком, который они сумели сохранить.

Всякая речь требует себе ответа.

Даже в одиночестве желание маленького человека успело стать желанием другого, желанием некоего alter ego, который над ним господствует и чей объект желания становится отныне его собственной бедой.

Для ребенка все хорошее, что получает он от матери, само собой разумеется.

Для того чтобы выдумка могла доставить мне удовольствие, в ней должно быть нечто странное для меня самого.

До речи нет ни истинного, ни ложного.

Единственное, что делает остроту неудачной, это тривиальность той истины, которая получает свое объяснение.

Желание человека получает свой смысл в желании другого.

Зная о том, что сам он смертен, раб знает также, что может умереть и господин.

Интуиция проворна.

Ирония революций состоит в том, что они порождают власть тем более абсолютную в своих проявлениях не оттого, что, как считают многие, она более анонимна, а оттого, что она в большей степени сводится к означающим ее словам.

Интерпретировать и воображать, что понял, — это вовсе не одно и то же, но как раз противоположное.

Искусство анализа состоит в умении играть на многообразии возможных прочтений партитуры, которая записывается речью в регистрах языка.

Искусство аналитика должно состоять в том, чтобы постепенно лишить субъекта всякой уверенности, пока не рассеются последние призраки ее.

Когда человек открывает лик своего могущества, его охватывает такой ужас, что, снимая с него покров, он одновременно от него отворачивается.

Лишь посредством дара речи пришла к человеку реальность, и лишь совершая акт речи, вновь и вновь может он эту реальность сберечь!

Любовь, любовь того, кто желает быть любимым, является по сути попыткой захватить другого в ловушку себя самого.

Магия в науке недозволительна.

Маленькие винтики всегда подходят к маленьким отверстиям, но случаются аномальные ситуации, когда маленькие винтики перестают соответствовать маленьким отверстиям.

Мир слов порождает мир вещей.

Ненависть, как и любовь, является безграничным поприщем.

Не остается иного господина, кроме абсолютного — смерти. Но чтобы увидеть это, рабу необходимо определенное время. Ведь он, как и все, рад быть рабом.

Не стоит сомневаться, что с помощью имеющихся теперь у нас на вооружении технических средств человеческое заблуждение может легко перейти те границы, за которыми в нем появляется нечто дьявольское.

Один идентифицирует себя со зрелищем, а другой дает его.

Прервать молчание мэтр может чем угодно — сарказмом или пинком ноги.

Психоанализ подобен искусству хорошего мясника, с умением разделывающего тушу животного, разделяя суставы с наименьшим сопротивлением

Расстановка пунктуации фиксирует смысл, изменение ее этот смысл обновляет или меняет на противоположный, а ошибочная пунктуация искажает его.

Реакция — это вовсе не ответ.

Речь по самой сути своей является двусмысленной.

Речь сообщает действиям индивида смысл.

Речь, когда есть у нее слушатель, не остается без ответа никогда, даже если в ответ встречает только молчание.

Сам ум всегда хранит дистанцию.

Символы опутывают жизнь человека густой сетью.

Символ с самого начала заявляет о себе убийством вещи.

Смерть проявляется в первую очередь как разрушение жизни.

Сравнение — не доказательство.

Тот, кто стремится быть любимым, не слишком бывает доволен, когда его любят за его достоинства.

Точность отлична от истины, а пред-положение отнюдь не исключает строгости.

То, что я ищу в речи, — это ответ другого.

Ум, живущий в изгнании среди творения, которому он служит незримой опорой, знает, что волен в каждое мгновение уничтожить его.

Фарисей и лавочник интересуют нас лишь постольку, поскольку у них одна сущность.

Функция языка не информировать, а вызывать представления.

Цензура предназначена для обмана посредством лжи.

Что такое остроумие, как не рассчитанное вторжение бессмыслицы в смысл.