Афоризмы и цитаты Жорж Санд

Жорж Санд (Амандина Аврора Люсиль Дюпен Дюдеван), (1804–1876), французская писательница

Актер – не мужчина, он женщина. Он живет своим болезненным тщеславием, думает лишь об удовлетворении этого тщеславия, выступает, чтобы опьяниться тщеславием. Красота женщины вредит ему, ее талант затмевает, умаляет его собственный. Женщина – его соперник,
или, вернее, он – соперник женщины; в нем вся мелочность, все капризы, вся требовательность, все смешные стороны кокетки. Таков характер большинства мужчин, подвизавшихся на сцене. Бывают, конечно, исключения, но они так редки, так ценны, что перед ними надо

Апатия и изнеможение – обычное следствие актов героического самопожертвования.

А чья доля неизменчива и не опасна? Когда небо немилостиво, провидение посылает на нашем пути добрых людей.

Безумных никто не любит. Их жалеют или боятся.

Блестящая карьера – тяжкий крест, а слава – терновый венец!

Борясь с любовью, мы лишь даем ей в руки новое оружие.

Быть свободным в одиночестве еще не значит быть свободным. Человек не может жить один. Целью человека является человек.

Вежливость и доброта – далеко не всегда одно и то же.

Великое, истинное и прекрасное в искусстве – это простота.

Вера растет и усиливается не в покое отдохновения и не в наслаждениях этого мира, а в скорби и в слезах.

Весь ужас жизни артиста – зависимость от публики, вечная необходимость заглушить
собственные чувства, подавлять собственные волнения для того, чтобы постоянно изображать чужие чувства и заставить волноваться других.

Вечно – вот самое пылкое слово, которое слетает с уст влюбленных в минуты экстаза, в минуты самых пленительных радостей. Вечно – вот идеал любви, идеал веры. Никогда человеческая душа не подходила ближе к вершине своего могущества и своего ясновидения, нежели в минуты восторга истинной любви.

В мире есть только одна значительная вещь – любовь. Быть может – это божественная способность, утрачиваемая и вновь обретаемая, которую надо культивировать или покупать ценою жестоких страданий и мучительных испытаний.

Внезапная, непреодолимая, бурная склонность, называемая любовью, есть следствие хороших или дурных инстинктов, которые бог вложил или которым позволил проникнуть в душу человека для его совершенствования или для его наказания в этой жизни.

Всякая новая любовь вытесняет старую – это в природе вещей.

Выдающийся человек для исключительной женщины может быть желанным другом; а как любовник он один и тот же для всех женщин, и часто самый лучший любовник для женщины самой низкой и самой глупой. У меня есть опыт в любви, увы, очень полный! Если бы я могла начать жизнь заново, я была бы целомудренна!

В этих немецких умах, даже самых поврежденных, есть богатство воображения, которое меня пленяет.

Гений как красота, – это милости неба, не внушающие ни гордости, ни волнения тем, кто ими наделен.

Даже самые прекрасные свойства, доведенные до крайности, превращаются в недостатки или делают человека смешным.

Добродетель женщины – это любовь.

Дороги, ведущие к искусству, полны терний, но на них удается срывать и прекрасные цветы.

Достоинства – еще не талант.

Если человеку не дорога слава его отечества, он плохой гражданин.

Есть два вида некрасивости: одна, страдая от общего неодобрения, завидует и злобствует, – это и есть настоящая, истинная некрасивость, другая, наивная, беззаботная, мирится со своим положением и равнодушна к производимому ею впечатлению, – подобная некрасивость, не радуя взора, может привлекать сердца.

Есть много людей, которые воображают, что они станут важнее, если будут оскорблять других, но немало и таких, которые считают, что, покровительствуя другим, они тем самым возвышают себя.

Женщина не может полюбить человека, который, как она чувствует, стоит ниже ее.

Жизнь чаще похожа на роман, чем наши романы на жизнь.

Изменить свою сущность нельзя, можно лишь направить ко благу различные особенности характера, даже недостатки, – в этом и заключается великая тайна и великая задача воспитания.

Именно из правильно понятой природы человека проистекает всяческая мудрость,
всяческая нравственность, любая организация, любая правильная политика.

Иногда люди, самые неспособные к какому бы то ни было влиянию на других людей, имеют неограниченное влияние на ум женщин.

Истинная любовь не отступает перед препятствиями и снова идет на приступ, становясь еще более властной и торжествующей после каждой из наших побед над нею.

Каждый испытывает потребность быть любимым, это поднимает его в собственных глазах; но людей нужно любить по-разному: одного с бесконечной снисходительностью, другого – с неослабной строгостью.

Как видно, действительные горести недостаточно остры для пылкого воображения женщин. Их изобретательный ум всегда стремится добавить к ним какие-нибудь вымышленные страдания.

Как ни сжигай семейные архивы и исторические документы, как ни воспитывай детей в неведении минувшего, как ни заставляй молчать простодушных людей с помощью софизмов, а слабых – с помощью угроз, – ни страх перед деспотизмом, ни боязнь ада не могут заглушить тысячи голосов прошлого – они несутся отовсюду.

Какова бы ни была наша природная гордость или безупречность нашей жизни, нередко бывает, что суровые обвинения застают нас врасплох, и мысленно мы восстанавливаем свой пройденный путь, желая прежде всего убедиться сами, что укор не заслужен.

Когда мы перестаем верить в непосредственное явление и прямое откровение божества, покровительство и помощь неба проявляются через посредство дружбы и преданности нам подобных. Как сладостно вручить свою судьбу тем, кто нас любит, и ощущать, если можно так выразиться, что тебя несут на руках! Это счастье столь велико, что оно быстро бы развратило бы нас, когда б мы сами не прилагали усилий к тому, чтобы не слишком им злоупотреблять.

Когда человек имеет несчастье любить безответно, он должен уметь скрывать свое горе, не унижая себя жалобами.

Кто сознает свою невинность, тот неохотно унижается до оправданий.

Легкомыслие и непостоянство женского пола – печальное следствие воспитания, привычек и положения женщины в обществе.

Любовь, даже очень сильная, на многое закрывает глаза, но дружба размышляет.

Любовь и сожаление неразлучны.

Любовь к нам приходит от Бога. Не в нашей власти зажечь ее в своей груди, как зажигают светильник на алтаре.

Любовь не раз рождалась от скуки.

Любовь – это счастье, которое дарят друг другу.

Материнская любовь примиряется решительно со всем и довольствуется малым.

Можно объяснить другим, почему ты вышла за своего мужа, но нельзя убедить в этом
себя.

Молодость способна вдохновляться собственным пылом и черпает в нем высокое откровение. Зрелый возраст может общаться с богом, лишь сохраняя величавую ясность духа, дарованную ему как последнее благодеяние.

Мужчина, который умно говорит о любви, не очень влюблен.

Мужчина не смог бы сказать, в чем состоят священные и истинные обязанности женщины, когда речь идет о любви. Они создали свои законы и суждения, не советуясь с нами.

Мужчины, развратившиеся слишком рано, могут еще испытывать чувство дружбы к честной, безыскусственной женщине, но разжечь в них страсть способна только кокетка.

Мужчины, неспособные к какому бы то ни было влиянию на других мужчин, порою имеют неограниченное влияние на ум женщин.

Музыка и поэзия – наивысшие выражения веры, а женщина, одаренная гениальностью и красотой, – жрица, пророчица и вдохновительница.

Мы навлекаем на себя несчастья, которым уделяем слишком много внимания.

Мы страстно любим лишь тех, кто не может оплатить нам тем же. Неблагодарность и преданность или хотя бы равнодушие и страсть – такой вечный союз живых существ.

На свете нет ни одного мужчины, который способен продолжительное время довольствоваться только душой женщины.

На сцене талант без красоты часто является для женщины несчастьем, борьбой, пыткой.

Надо опасаться тех людей, которые дурно отзываются о своем господине.

Наша жизнь состоит из любви, и не любить – значит не жить.

Не велика победа над слабой душой.

Не говори ничего дурного о ком-либо, если точно не знаешь этого, а если и знаешь, то спроси себя: почему я это говорю?

Не так уж трудно просветить и вразумить наиболее грубых людей, стоит только захотеть по-настоящему. Чтобы улучшить их положение и научить уважать самих себя, мы должны прежде всего научиться уважать и любить их, а для того требуется только одно – искреннее сострадание к ним и уважение к человеческому достоинству в целом.

Некоторые именуют мелкое притворство приличием.

Нельзя знать все, достаточно понимать.

Нелюбимый всегда одинок в толпе.

Победа над любовью дает силы для победы над всеми другими страстями.

Подозрительность сушит сердце.

Презрение и любовь зачастую отлично уживаются.

Привычка к самым тяжелым переживаниям порождает какую-то видимость апатии, а иногда и подлинное очерствение, уязвляющее и даже раздражающее души, чья чувствительность еще не притупилась от продолжительных несчастий.

Пути искусства полны терний, но на них удается срывать и прекрасные цветы.

Рассудок никогда не плачет, это не его дело, а сердце никогда не рассуждает, – оно не для этого нам дано.

Самолюбие в любви подобно личной корысти в дружбе.

Самолюбие и зависть – эти пороки присущи человеческому роду, роковая и неизбежная помеха, стоящая на пути великого прогресса.

Сердечная теплота, пылкость и постоянство чувств – вот что требуется в семейной жизни.

Сердца наши бьются в унисон, а разум враждует, – и это большое несчастье для всех нас!

Сопротивляться любви значит снабжать ее новым оружием.

Странная судьба: одним она дает то, что их страшит, а у других отнимает то, что им дорого!

Стремитесь иметь рядом с собой прямодушного советчика, взыскательного друга и любите не того, кто вам льстит, но того, кто вас исправляет.

Существуют ли на земле такие блага, которыми можно наслаждаться в одиночестве? Длительное уединение портит и омрачает все самое лучшее; оно вселяет страх в самую сильную душу.

Так как любовь по природе своей божественна и, стало быть, бессмертна, то когда нам кажется, что мы ее убили, на самом деле мы только заживо похоронили ее в своем сердце.

Там, где нет взаимности, там нет и равенства, а где нарушено равенство, нет и настоящего союза.

Тоска по родине действует на всех одинаково: она преображает в наших глазах картины прошлого, идеализируя их; достоинства возрастают, а недостатки смягчаются временем и расстоянием, пока не сотрутся в нашем представлении совершенно.

Тот, кто умеет любить, редко бывает одинок, а если бывает, то он рад этому. Душа его может наслаждаться перерывом в деятельности, и перерыв этот будет подобен крепкому сну здорового организма.

Угнетатели страдают больше угнетенных.

Христос – это божественная мысль, открытая человеку.

Целомудрие и бескорыстие являются злейшими врагами богатства.

Честность умирает, когда продается.

Я приветствую тех, кто не теряет ни одной из драгоценных минут жизни, чтобы пополнить свои знания…
Язык страсти составляет высшее и настоящее красноречие.

Ясность неба нас поражает единственно потому, что мы не раз видели, как его бороздили молнии. А луна никогда не бывает так величественна, как тогда, когда сияет среди теснящихся вокруг нее темных туч. Разве отдых может быть по-настоящему сладок без усталости? Постоянная неподвижность – это уже не отдых. Это небытие, это смерть.