Афоризмы и изречения Тита Ливия

Об Александре Македонском: «Каким бы громадным ни казалось нам величие этого человека, оно остается величием всего лишь одного человека, которому чуть больше десяти лет сопутствовала удача».

Римское государство, начав с малого, так разрослось, что страдает уже от своей громадности.

Без силы гнев тщетен.

Богатство порождает скупость.

В больном теле одна застарелая немощь порождает другую.

В обстоятельствах трудных, когда надеяться почти не на что, отчаяннейшие решения всего правильнее.

Войны существуют для молодых.

Вообще людские выдумки бывают чаще хороши лишь на слова, а если попробовать и на деле, там, где надобно их применить, а не рассуждать об их применении, то они не оправдывают ожиданий.

Все говорят одно и то же.

Всякая толпа похожа на море: его могут всколыхнуть и легкий ветерок, и ураган.

Всякое преступление безрасчетно.

Ганнибал у ворот

Ганнибал, побеждать ты умеешь, но пользоваться победой не умеешь.

Где не было умысла, там нет и вины.

Добавленное напоследок всегда кажется самым важным.

Дерзко начав, и продолжать надобно дерзко, ведь порою дерзость оборачивается в исходе благоразумием.

Доверие обязывает к доверию.

Долгий опыт — единственный поверщик законов.

Долго пребывать в покое ни одно большое государство не может, и если нет внешнего врага, оно найдет внутреннего: так очень сильным людям бояться, кажется, некого, но собственная сила и тяготит.

Достигнутый мир лучше и надежнее ожидаемой победы.

Дружба должна быть бессмертной, а вражда смертной.

Если не будешь спешить, все будет для тебя ясно и надежно; торопливость опрометчива и слепа.

Если нужно сделать, на это нужно решиться.

Завершив рассказ о Пунической войне, я испытываю такое же облегчение, как если бы сам разделил ее труды и опасности.

Законы, которые во время мира изданы, большей частью отменяет война, а которые изданы во время войны, отменяет мир.

Из врагов не осталось никого, кто мог бы сообщить о поражении.

Истина может порой быть затемненной, но никогда не гаснет.

Исход дела — наставник неразумных.

Исход крупны дел часто зависит от мелочей.

Как больной человек ничтожное заболевание переносит труднее, чем здоровый тяжелую болезнь, так и больное потрясенное государство не перенесет никакой беды, и не потому, что эта так тяжела, а потому, что нету сил поднять еще какое-то бремя.

Как это обыкновенно бывает, большая часть восторжествовала над лучшей.

Легче всего терпеть знакомое зло.

Лишь тот сможет зваться мужем, кого попутный ветер не увлечет, а встречный не сломит.

Лучше вечный мир, чем мечты о победе.

Лучше поздно воспротивиться наглости и безрассудству, чем никогда.

Лучше поздно, чем никогда.

Люди к благу менее чувствительны, чем к беде.

Люди пугают других, чтобы не бояться самим.

Люди, оправдывая себя, бывают удивительно красноречивы.

Меж царями товарищество ненадежно.

Мир надежен там, где его условия приняты добровольно, а там, где хотите иметь рабов, нечего рассчитывать на верность.

Муж и вождь не упускает счастливого случая и подчиняет его своим замыслам.

Мы ни пороков наших, ни лекарства от них переносить не в силах.

Мы становимся непохожими на своих предков.

На первом месте стоит человек, который сам может подать дельный совет; на втором — тот, кто этого совета послушается; а тот, кто сам совета не даст и не подчинится другому, тот — последний дурак. (Перефразированная цитата из Гесиода).

Не в последний же раз закатилось солнце.

Неизвестное больше страшит.

Ненавидя жестокость, вы сами выказываете жестокость и, не обретя еще свободы, уже хотите господствовать над противником. (Сенаторы Луций Валерий и Марк Гораций — восставшим плебеям.)

Необходимость является последним и самым мощным оружием.

Несчастье наставляло нас в благочестии.

Нет такого закона, который бы удовлетворял всех.

Нет человека, настолько презирающего молву, чтобы не дрогнуть перед ней душой.

Ни один день не проходит без чего-либо.

Ни один отдельный гражданин не должен стоять так высоко, чтобы его нельзя было, согласно законам, призвать к ответу. Ничто так не отвечает равенству и свободе, как возможность привлекать к суду любого, и даже самое могущественное лицо. Что же (не говоря уж о высшей должности в государстве) можно было б без страха кому бы то ни было поручить, если бы не нужно было отчитываться в своих действиях?

Никакое преступление не может иметь законного основания.

Оказанное доверие обычно вызывает ответную верность.

Оружие благочестиво в руках у тех, у кого уже ни на что не осталось надежды.

Поступать по праву, а не действовать силой.

Промедление опасно.

Прошлое легче порицать, чем исправить.

Пылкие и дерзостные замыслы хороши лишь на первый взгляд: осуществление их мучительно, а результаты печальны.

Ратная служба ожесточает сердца.

Редко даруются людям сразу и счастье, и здравый смысл.

Римляне расширили свою державу не столько победами, сколько милостивым отношением к побежденным.

С берега кораблем не правят.

С вооруженным врагом надобно быть безжалостным, но с побежденным важнее всего великодушие.

Самой природой так заведено.

Стратег не участвует в голосовании по вопросу о предстоящей войне.

Страх все истолковывает в худшую сторону.

Страх перед богами — действеннейшее средство для непросвещенной и грубой толпы.

Суеверие в мелочах видит волю богов.

Счастью следует доверять всего меньше, когда оно всего больше.

У нападающего всегда больше воодушевления, чем у обороняющегося.

Убегая от судьбы, он, как это обычно бывает, мчится ей навстречу.

Уничтожать огнем и мечом.

Условия мира предписывает не тот, кто просит о нем, а тот, кто его дает.

Хотя труд и наслаждение различны по своей природе, все же между ними имеется какая-то естественная связь.

Часто, а на войне особенно, видимость имеет такую же силу, что и самое действие; кто поверил, что помощь будет, все равно что получил ее.

Чем больше счастье, тем меньше следует ему доверяться.

Чем меньше испытываешь страх, тем меньше опасность.



Вместе с "Афоризмы и изречения Тита Ливия" можно почитать: