Афоризмы и цитаты Аль-Маарри

Аль-Маарри Ахмад (Абу-ль-Аля) (979 — 1057 гг.), арабский мыслитель и мудрец.

В земной обители без кровли мы живем;
Невзгоды без конца идут сплошным дождем.
В ошибках каяться? Но поглядите сами:
Числом они равны песчинкам под стопами.

Ведь любой властелин не угоден народу,
Даже тот, что ему поступает в угоду.
Владеет царь бессчетными рабами,
Но сам давно порабощен страстями.

О человек, ничтожен ты и слаб,
Ты – плоти алчущей презренный раб.

От знаний пользы нет, ум – тягостное бремя,
Неразумение доходней в наше время.

Отдай просящему последнюю монету;
Всё, собранное впрок, рассеется по свету.

Отныне мысли я держу в секрете,
Чтоб не пугали ближних мысли эти.

Победило ль зло в борьбе с добром,
Иль взаправду рождены мы злом?

Под власть небытия страшимся мы подпасть,
Но, может быть, не столь опасна эта власть?

Поманишь, обманешь, заставишь сражаться,
Надеясь, что в битве я шею сверну.

Пророки умерли, но западает в души
Остаток их речей, хоть и звучит всё глуше.

Пусть бедствует старик. Должно быть, жизнь права:
И львята никогда кормить не станут льва.

Рассудок запрещает греховные поступки.
Но к ним влечёт природа и требует уступки.

Рожая, готовим мы смерть сыновьям,
Детей непокорность – возмездие нам.

Смерть – это мирный сон, отдохновенье плоти,
А жизнь – бессонница, пристрастная к заботе.

Соседский верблюжонок голодает,
А твой объелся – так всегда бывает.

Среди лжецов я лицемером стал,
Как я от человечества устал!

Сыны Адама, скверно вы живёте -
В любви и ненависти вечно лжёте.

Судьбу попросишь: «Подружись со мной!» -
И повернётся вмиг она спиной.

Так далеко зашли мы в невежестве своём,
Что мним себя царями над птицей и зверьём.

Так создан этот мир: один подходит к дому,
И дом освободить приходится другому.

Твердят, что дважды два, мол, не четыре,
Что Господу нет места в нашем мире…

Тельца златого я клеймил когда-то,
Теперь я понял, что молчанье – злато.

Ты в обиде на жизнь, а какая за нею вина?
Твой обидчик – ты сам.
Равнодушно проходит жена,
И у каждого сердце палящей любовью объято,
Но красавица в этом пред встречными не виновата.

Ты ищешь выгод – ну а в чём есть прок?
Твои стремленья – гибели залог.
Ты хочешь излечить дурные нравы,
Не тщись – лекарства нет от сей отравы.

У всех водопоев нас ложь караулит,
И воду мутит, и толкает ко дну.

Хоть привяжись он втайне верёвкою к звезде,
От смерти злой обидчик не спрячется нигде.

Храни меня, о боже, от красавиц!
От бурь подобных многие рехнулись.
Спокон веков красавицы грешили;
Обманывая, сами обманулись.

Человек благородный везде отщепенец
Для своих соплеменников и соплеменниц, -
Он вином тёмно-красным их не угощает
И неопытных девственниц не обольщает.

«Я – чист!» – юнец упрямо повторяет,
Но жизнь грязна и чистого марает.

А жён отнимает то смерть, то измена -
Как речку, жену не удержишь в плену.

Безропотность за благочестье сочли вы?
Тогда и ослы ваши благочестивы.
Чесоточные, под ветрами степей,
Они, безглагольные, вас не глупей.

В беде житейской опыт не может нам помочь:
Мы доверяем кривде, а правду гоним прочь.
В земной обители без кровли мы живём;
Невзгоды без конца идут сплошным дождём.

В ошибках каяться? Но поглядите сами:
Числом они равны песчинкам под стопами.

Вдовец олень так плакал среди луга,
Что с ним рыдала травяная рать.
Но дни прошли, и новая подруга
Ему вернула жизни благодать.

Ведь любой властелин не угоден народу,
Даже тот, что ему поступает в угоду.

Взгляни на собственную веру: в её пустыне
Увидишь мерзость лицемерья и срам гордыни.

Владеет царь бесчестными рабами,
Но сам давно порабощён страстями.

Во избежание неисчислимых бед
Не торопись бежать красавицам вослед.
А если на тебя призывно посмотрели,
Пускай истает взор на полпути до цели.

Не порождай молвы, что ты – гроза сердец
И что средь женщин ты – как волк среди овец.

Возможное порою невозможно -
Что просто одному, другому сложно.

Все люди – словно братья-близнецы,
И все они злонравья образцы.

Всё, что случается, поистине похоже
На то, что видел мир, когда он был моложе.

Годам к сорока мы глупеть начинаем,
Наш разум, слабея, отходит ко сну.

Добивается благ только тот, кто привык
И в горячке держать за зубами язык.
Обернётся грехом торопливая речь,
А молчанью дано от греха уберечь.
Добро увядает, а зло процветает,
И держит неправедность тронную речь.

Довольствуй ум досужий запасом дум своих,
Не обличай порока, не укоряй других.

Если люди низки по природе,
Можно ль недобро считать грехом?

«Живи сто лет!» – твердят мне лжедрузья,
Но им была бы в радость смерть моя.

Жизнь порождает страх, и люди, как во сне,
Летят во весь опор у страха на спине.

Заране мы своей не знаем доли -
Не мы, а рок распределяет роли.

Земная жизнь – война. Мы тягостное бремя
Несём, покуда нас не остановит время.

И ближний, как чужак, порой наносит рану.
Благоразумие да будет вам в охрану.

И тот, кто бел лицом, душою чёрен…
О люди – вороньё на куче зёрен!

К ликующему много ближе гибель,
Чем так желанный для него предмет.

Как вал влечёт к скалистым берегам -
Так смертного влечёт к дурным делам.

Как научиться управлять страстями,
Когда они от века правят нами?

Когда бы по делам Господь судил людей,
Не мог бы избежать возмездия злодей.

Когда отчаяньем рассудок помрачён,
На средства мнимые рассчитывает он.

Когда присмотришься к живущим на земле -
Что человек, то нрав. Но все равны во зле.

Крылья знаний меня от людей отлучили,
Я увидел, что люди – подобие пыли.

Людские нравы – ты отведай их,
И горечь вмиг коснётся губ твоих.

Многим смысл бытия разъясняет могила,
А меня жизнелюбие опустошило.

Молюсь молитвой лицемера, прости, мой Боже!
Но лицемерие и вера – одно и то же.

Мы все по природе своей подлецы,
И волку не свойственна кротость овцы.

Мы нищие души: то рвань, то заплаты…
Но всех на поверку беднее богатый.

Мы творим добро с большим трудом,
Но зато нам подлость нипочём.
Наилучшая доля на свете – смиренье:
Даже хлеб наш несытный – благое даренье.

Напрасно тщится ум исправить род людской,
Не справиться ему с задачею такой.

Наши души чистейшими были когда-то.
Но со временем их испоганило злато.

Не верь тому, что люди говорят,
В словах – неправды смертоносный яд.

Неправда на земле царит с начала дней
И в ярости казнит мудрейших из людей.

Никогда не завидуй избранникам благополучия.
Жизнь их не бесконечна, и все мы зависим от случая.

О, если б жаждущий, склоняясь над ключом.
Заране видел смерть, змеящуюся в нём!

О жалкая земля, обитель горя, плачь!
Тебя хулил бедняк и посрамлял богач.

Возможное порою невозможно
Что просто одному, другому сложно.
Все, что случается, поистине похоже
На то, что видел мир, когда он был моложе.

Добивается благ только тот, кто привык
И в горячке держать за зубами язык.

Добро увядает, а зло процветает,
И держит неправедность тронную речь.

Жизнь порождает страх, и люди, как во сне,
Летят во весь опор у страха на спине.

«Живи сто лет!» — твердят мне лжедрузья,
Но им была бы в радость смерть моя.

И ближний, как чужак, порой наносит рану.
Благоразумие да будет вам в охрану.

И тот, кто бел лицом, душою черен…
О, люди — воронье на куче зерен!

Как вал влечет к скалистым берегам,
Так смертного влечет к дурным делам.

Как научиться управлять страстями,
Когда они от века правят нами?

Когда бы по делам Господь судил людей,
Не мог бы избежать возмездия злодей.

Когда отчаяньем рассудок помрачен,
На средства мнимые рассчитывает он.

Когда присмотришься к живущим на земле —
Что человек, то нрав. Но все равны во зле.

Когда ты подхалим и лизоблюд,
Тебе на блюдце дружбу поднесут.

Крылья знаний меня от людей отлучили,
Я увидел, что люди — подобие пыли.

Многим смысл бытия разъясняет могила,
А меня жизнелюбие опустошило.

Мы творим добро с большим трудом,
Но зато нам подлость нипочем.

Наши души чистейшими были когда-то,
Но со временем их испоганило злато.

Не верь тому, что люди говорят,
В словах неправды смертоносный яд.

Невежда к нам пришел, исправить нас хотел,
Но с детства темный страх достался нам в удел.

Неправда на земле царит с начала дней
И в ярости казнит мудрейших из людей.

Никогда не завидуй избранникам благополучия.
Жизнь их не бесконечна, и все мы зависим от случая.

О человек, ничтожен ты и слаб, —
Ты плоти алчущей презренный раб.

О, если б жаждущий, склоняясь над ключом,
Заране видел смерть, змеящуюся в нем!

От знаний пользы нет, ум — тягостное бремя,
Неразумение доходней в наше время.

Отдай просящему последнюю монету;
Все, собранное впрок, рассеется по свету.

Отныне мысли я держу в секрете,
Чтоб не путали ближних мысли эти.

Пророки умерли, но западает в души
Остаток их речей, хоть и звучит все глуше.

Пусть бедствует старик. Должно быть, жизнь права;
И львята никогда кормить не станут льва.

Рожая, готовим мы смерть сыновьям,
Детей непокорность — возмездие нам.

Среди лжецов я лицемером стал,
Как я от человечества устал!

Судьбу попросишь: «Подружись со мной!»
И повернется вмиг она спиной.

Сыны Адама, скверно вы живете
В любви и ненависти вечно лжете.

Так создан этот мир: один подходит к дому,
И дом освободить приходится другому.

Тельца златого я клеймил когда-то,
Теперь я понял, что молчанье — злато.

Ты ищешь выгод, ну а в чем есть прок?
Твои стремленья — гибели залог.

Ты хочешь излечить дурные нравы,
Не тщись, лекарства нет от сей отравы.

Человек благородный везде отщепенец
Для своих соплеменников и соплеменниц.

Огню подобна юность; гляди же, чтоб не даром
За днями дни горели, воспользуйся их жаром.

Я жил – и жизнью сыт. Жизнь курица на блюде,
Но в сытости едой пренебрегают люди.

И в споре доводы рождаются без счёта,
Мгновенно лопаясь, как пузыри болота.



Вместе с "Афоризмы и цитаты Аль-Маарри" можно почитать: