Цитаты и афоризмы Анри Амиеля

Амиель Анри Фредерик (27.09.1821–11.05.1881)
Французский поэт, эссеист, переводчик швейцарского происхождения.
Известен своим «Дневником», отмеченным глубоким психологизмом. Отличался отрицательным отношением к демократии, исповедовал культ исключительных натур.

Время и пространство – это раскрошение бесконечного для пользования им существами конечными.

Право сильного не есть право, но простой факт, который может быть правом, только покуда не встречает протеста и сопротивления.

Прогресс справедливости есть не что иное, как ряд ограничений, которым подвергается тирания сильного.

Чем больше отталкиваешь свой крест, тем он становится тяжелее.

С точки зрения счастья вопрос жизни не разрешим, так как самые высокие наши стремления мешают нам быть счастливыми. Исполненный долг даёт мир, а не счастье.

Минуты длительны, а годы быстротечны.

У каждого чувства есть как бы момент расцвета, то есть единственный момент распустившейся прелести и царственного блеска.

Только нравственность масс есть прочный фундамент всякой цивилизации.

Незаконченное – это ничто.

Доброта приносит радость в сердца людей, шагающих рядом с нами по унылой дороге жизни.

Самоирония, отказ от иллюзий и предрассудков делают нас, быть может, свободнее, но не сильнее.

Обаяние – свойство других делать нас более довольными собой.

Способность делать легко то, что другие считают трудным, – это талант; способность свершить невозможное для таланта – это гений.

Человек, настаивающий на том, чтобы перед принятием решения видеть всё с полной ясностью, никогда ничего не решит.

Всё, что вам требуется для достижения успеха и светлого будущего, уже записано. Вам нужно только пойти в библиотеку.

Для успеха в любом деле нет ничего полезнее, чем ограниченность мысли в сочетании с волей и энергией.

Ценность человека определяется не тем, что он имеет, и даже не тем, что он делает, а тем, что он собой представляет.

Лучшая дорога по жизни – скоростное шоссе.

Анализ часто убивает порыв, инициативу: размолотое зерно не может ни прозябать, ни произрастать.

Беспорядок делает нас рабами. Сегодняшний беспорядок уменьшает свободу завтрашнего дня.

Больше всего мы недовольны другими тогда, когда недовольны собой.

Брак должен быть бесконечным взаимным воспитанием.

Великие реформаторы церкви стояли за свободную волю, а иезуиты – за свободу воли, и однако первые основали свободу, вторые – рабство совести.

Вера – это уверенность без доказательств.

Время есть величайшая иллюзия. Оно есть только внутренняя призма, через которую мы разлагаем бытие и жизнь, образ, под которым мы постепенно видим то, что вневременно, в идее.

Всякая жизнь творит собственную судьбу.

Всякая потребность утихает, а всякий порок увеличивается от удовлетворения.

Всякий человек подобен укротителю диких зверей, а эти звери – его страсти. Вырвать их клыки и когти, взнуздать их, приручить, сделать из них домашних животных, слуг, хотя бы и рычащих, но все таки покорных, – в этом личное воспитание.

Даже смерть может быть согласием и потому нравственным поступком. Животное издыхает, человек же должен вручить свою душу ее Создателю.

Десять остряков не стоят одного талантливого человека, точно так же как десяти талантам не заменить гения.

Для поведения в жизни привычки важнее, чем правила, ибо привычка – живое правило, ставшее инстинктом и плотью. Жизнь – не более как ткань из привычек.

Досада – это злоба, которая боится обнаружиться, это бессильное бешенство, чувствующее свое бессилие.

Доставлять счастье и делать добро – вот наш закон, наш якорь спасения, наш маяк, смысл нашей жизни. Пусть перестанут существовать все религии, только бы оставалась эта; у нас будет идеал, и будет стоить жить.

Достаточно заткнуть себе уши в зале, где танцуют, чтобы вообразить себя в доме умалишенных.

Женщина – спасение или гибель семьи.

Заблуждение тем опасней, чем больше в нем доля истины.

Идеальный врач – это человек, обладающий глубинным знанием жизни и человеческой души, который интуитивно распознает любое страдание и боль любого рода и восстанавливает мир одним своим присутствием.

Искусство есть такое воздействие на людей, при котором в душах их таинственное становится очевидным, смутное делается ясным, сложное – простым, случайное – необходимым.

Минуты длительны, а годы быстротечны.

Мудрость состоит в том, чтобы подчиняться всеобщей иллюзии, не будучи обманутым ею.

Мы никогда не бываем более недовольны другими, как когда мы недовольны собой. Сознание вины делает нас нетерпимыми.

Мысль без поэзии и жизнь без возвышенного – это пейзаж без неба: в нем задыхаешься.

Наш долг состоит в том, чтобы приносить пользу в согласии с нашими силами, а не с нашими желаниями.

Не тяготиться, не остывать, быть терпеливым, отзывчивым, добродушным, торопиться любить в сознании, что уже стоишь у порога вечности – вот в чем долг.

Недостаточно быть добрым, нужно еще быть тактичным.

Неизвестность есть убежище надежды.

Нельзя вылечить больного, который считает себя здоровым.

Ничто так не характеризует человека, как его обращение с дураками.

Нравственное равнодушие – болезнь слишком образованных людей.

Очаровательная женщина – та, в присутствии которой начинаешь больше нравиться себе самому.

Прекрасное превосходит возвышенное, ибо оно постоянно и не пресыщает, тогда как возвышенное относительно, преходяще и необузданно.

Притупление совести узнается из неспособности к негодованию против действий, наносящих вред человечеству.

Самоирония, отказ от иллюзий и предрассудков делают нас, быть может, свободнее, но не сильнее.

Самые невыносимые люди – это мужчины, считающие себя гениальными, и женщины, считающие себя неотразимыми.

Стремление к личному благу есть только продолжение в нас животности; человечность же начинается в человеке только с отречением от него.

Судьба сокрушает нас двояким образом: отказывая нам в наших желаниях и исполняя их.

Талант с легкостью делает то, что трудно для других; гений делает то, что невозможно для таланта.

Твердость – это непреклонность и настойчивость в добрых делах.

Уметь стареть – вершина мудрости и одна из труднейших сторон великого искусства жить.

Центр нашего сознания бессознателен, так же как ядро солнца темно.

Человек, который не живет внутренней жизнью, – раб своего окружения.

Человечность начинается только там, где человек отказывается от самого себя.

Чем больше любишь, тем больше страдаешь.

Эгоистические интересы – это пережиток зверя в человеке.