Цитаты и афоризмы Леонида Андреева

Леонид Николаевич Андреев, 1871-1919 гг. Писатель.

Благочестивые люди не умеют отличать фальшивое от настоящего. Это умеют только мошенники.

В жизни так много темного, и она так нуждается в освещающих ее путь талантах, что каждый из них нужно беречь, как драгоценный алмаз, как то, что оправдывает в человечестве существование тысяч негодяев и пошляков.

Вой человека не похож ни на что другое, как на голос зверя, проходящий через человеческую гортань.

Деньги – это странствующая по миру свобода, которую рабы чеканят для господ.

Для убийцы, для преступника самое страшное не полиция, не суд, а он сам, его нервы, мощный протест всего тела, воспитанного в известных традициях.

Если бы люди понимали самих себя, то больше, чем горами, больше, чем всеми чудесами и красотами мира, они были бы поражены своей способностью мыслить.

Если человеку суждено стать Богом, то престолом его будет книга.

Есть на свете женщины умные, хорошие и талантливые, но справедливой женщины мир еще не видел и не увидит.

Жизнь интересна за ту великую тайну, что в ней заключена, за ее жестокости, за свирепую мстительность и сатанински веселую игру людьми и событиями.

Жить – это такая грозная задача для человека, у которого нет денег, здоровья и воли.

И врагам следует отдавать должное.

Ирония – такое порицание, которое останавливается на полпути.

Каждый человек – отдельный мир, со своими законами и целями, со своей особенной радостью и горем, – каждый как призрак, который является на миг и, неузнанный, исчезает.

Когда женщина полюбит, она становится невменяемой.

Когда мысли грязны и человек не любит себя, своей радости и своего горя – ему не о чем писать в дневнике.

Любовь – проклятая Богом страна, где опоздание служит законом, где ни один поезд не приходит по расписанию и начальники станций в красных шапках – все сумасшедшие или идиоты. Но здесь и сторожа сошли с ума от крушений! Опаздывают все признания и поцелуи, всегда слишком ранние для одного и слишком поздние для другого, лгут все часы и встречи, и, как хоровод пьяных призраков, одни бегут по кругу, другие догоняют, хватая воздух протянутыми руками. Всё в мире приходит слишком поздно, но только любовь умеет минуту запоздания превратить в бездонную вечность разлуки!

Люди всегда добивают того, кто уже ранен природой.

Молчание есть естественное состояние человека, когда сам он настойчиво верит в какие то слова, любит их ужасно.

Ничтожество – это душа зайца и бесстыдная терпеливость рабочего скота.

Нравственные инстинкты заложены так глубоко, что только при некотором уклонении от нормального типа возможно полное от них освобождение.

Писатель силою своей мысли и таланта должен творить новую жизнь.

Побеждать нужно головой, а не руками, потому что на голову подлецы слабы.

Полной уверенности в своем спокойствии не может создаться у мыслящего человека, предвидящего все случайности.

Правда жизни есть то, чего мы хотим от нее.

Случайность – это великий союзник умных.

Сострадание – великое и благотворное чувство, и люди, малейшие из людей, достойны его, – но для этого необходимо, чтобы они были людьми, а не только восковыми фигурами.

Только богатство дает свободу.

Тому страшно, кто греха еще не совершал. А кто уже совершил, тому бояться нечего.

Тонкий ум, изощренный в упражнениях, способный одним колебанием своим создать как бы новый, великий мир, в ужасном бессилии останавливается перед ничтожнейшим вопросом.

У простого смертного, ничем себя не проявившего, все его горести кончаются со смертью – у литератора они со смертью иногда только начинаются. Если при жизни литератор сам мог всякого обидеть, то по смерти всякий может обидеть его – было бы только желание. А за последним дело никогда не станет.

Хорошими людьми называются те, которые умеют скрывать свои дела и мысли; но если такого человека обнять, приласкать и выспросить хорошенько, то из него потечет, как гной из проколотой раны, всякая неправда, мерзость и ложь.

Человек, никогда не имевший денег, думает, что они могут дать ему любовь, и человек, не знавший женской любви, думает, что она может дать ему счастье.

Чем больше людей, которые не знают друг друга, тем ужаснее становится одиночество каждого.

Чем ярче становится представление того, чем мог и чем хотел бы быть человек, тем труднее становится мириться с суровым фактом – жизнью.

Более храбрости требуется для жизни, нежели для смерти.

Все звери боятся света.

Жизнь, не освященная высшей целью, сведенная к голой борьбе за примитивные потребности существования, – такая жизнь – тоска, томление и гнусность.

Плохи дела жизни, когда приходится хвалить смерть.

Разве не умнее: жить, хваля жизнь, нежели ругать ее – и все же жить?

Только тот приобретает истинных друзей, кто является другом самому себе.

У высоко летающих птиц не только крылья большие, но и клювы поувесистей.

Борьба — вот радость жизни.

Даже самая незначительная доля власти легко кружит неразвитые головы.

Деньги не исправляют несправедливостей природы, а углубляют их.

Из всего удивительного, непостижимого, чем богата жизнь, самое увлекательное и непостижимое — это человеческая мысль… Простая мысль чернорабочего о том, как целесообразнее положить один кирпич на другой, — вот величайшее чудо и глубочайшая тайна.

Когда бьют по одному честному лицу — все честные лица должны испытывать и боль, и негодование, и муку попранного человеческого достоинства.

Ложь перед самим собою — это наиболее распространенная и самая низкая форма порабощения человека жизнью.

Люди не понимают, что не всегда поцелуй есть поцелуй, а очень часто суковатая палка…

Многих малодушных, уже решившихся на самоубийство, удерживало на земле сознание, что они нужны для любящих их, и они долго еще жили, укрепляясь в мысли, что более храбрости требуется для жизни, нежели для смерти. А еще более бывало таких, которые забывали причины, побудившие их на самоубийство, и даже жалели, что жизнь так коротка.

…Настоящую любовь можно узнать по тому, насколько от нее человек становится лучше, и еще по тому… насколько от нее в душе светлеет.

Счастье… обширно и многогранно; лишенный возможности быть счастливым в одном, найдет свое счастье в другом.

Пусть всепобеждающая жизнь — иллюзия, но я верю в нее, и несчастья нынешнего дня не отнимут у меня веры в день грядущий. Жизнь победит — сколько рук ни налагалось бы на нее, сколько безумцев ни пытались бы ее прекратить. И разве не умнее: жить, хваля жизнь, нежели ругать ее — и все же жить!

Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький.

Чтобы идти вперед, чаще оглядывайтесь назад, ибо иначе вы забудете, откуда вы вышли и куда нужно вам идти.

Комментарии