Аттическая соль

Выражение восходит к Марку Туллию Цицерону.

Популяризируя в Риме греческую культуру, Цицерон отвел в своих писаниях значительное место теории ораторского искусства, тщательно разработанной греками. Особенно он выделял жителей Аттики, прославленных своим красноречием.

В 61 г. до н. э. Цицерон, благодаря за письма своего корреспондента, писателя Тита Помпония Аттика, писал: «Все они были не только посыпаны солью остроумия, как говорят ученики ораторов, но и замечательны по проявлениям твоей дружбы».
(Письма Марка Туллия Цицерона в Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту, I, годы 69—51, перевод и комментарии В. О. Горенштейна, М.—Л. 1949, с. 51.)

В 55 г. до н. э. Цицерон написал сочинение «Об ораторе», в форме литературной беседы нескольких лиц, из числа которых исключил себя. В 54-й главе II книги этого сочинения рассматривается вопрос о месте шутки в ораторском искусстве, о средствах достигать в речи комического эффекта. Юлию Цезарю, воображаемому участнику беседы, предоставляется, как признанному мастеру шутки, высказать свое мнение.

Отдав должное дару греков в этой области, Цезарь, выражающий взгляды Цицерона, отводит первое место жителям Аттики, в совершенстве владеющим острым словом, добавляя, что «некоторые шутники дают не лишенное остроумия толкование следующему месту Энния: «Мудрец охотнее согласится погасить во рту своем горящий уголь, нежели сохранить про себя хорошее слово» [непереводимый каламбур: у поэта Энния «bona dicta» слова мудрые, поучительные, здесь boпа dicta» — остроты].
Разумеется, хорошее слово в их смысле это — слово, в котором есть соль». Остается добавить, что в Аттике, как и в других частях Греции, имевших выход к морю, соль добывалась не из соляных копей, а посредством выпаривания на солнце или вываривания морской воды, отчего аттическая соль была особенно тонкой
(Плинии, Натуральная история, 31, 7, 39).

Выражение «аттическая соль» вошло в литературную речь в значении “утонченное остроумие, изящная шутка”.