Афоризмы и цитаты Джордано Бруно

Джордано Бруно, (1548–1600), итальянский философ

Наука есть наилучший путь для того, чтобы сделать человеческий дух героическим.

Нет такого тяжелого труда, который любовь не делала бы не только легким, но даже приятным.

Одна истина освещает другую.

Подобно тому как любовь не имеет более близкой подруги, чем ревность, так она не имеет и большего врага: совершенно так же ничто не является более враждебным железу, чем ржавчина, которая рождается из него самого.

Страх смерти хуже, чем сама смерть.

Невежество — лучшая в мире наука, она даётся без труда и не печалит душу.

Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?

Нет ничего, что не преодолевалось бы трудом.

Стремление к истине – единственное занятие, достойное героя.

Вера требуется для наставления грубых народов, которые должны быть управляемы, а доказательства — для созерцающих истину, которые умеют управлять собой и другими.

Воля, которая стремится к познанию, никогда не удовлетворяется оконченным делом.

Говорить терминами истины там, где это не нужно, значит хотеть, чтобы простой народ и глупая масса, от которой требуется практическая деятельность, имели специальное понимание: это все равно что хотеть, чтобы рука имела глаз, хотя она природой создана не для того, чтобы видеть, но чтобы делать и содействовать зрению.

Жизнь человека на Земле является не чем иным, как состоянием войны! Он должен поражать ничтожность лодырей, обуздывать нахальство, предупреждать удары врагов.

Искусство восполняет недостатки природы.

Истина истине не может противоречить.

Капля долбит камень не силою, а частотой падения.

Лучше достойная и героическая смерть, чем недостойный и подлый триумф.

Как невозможно дважды войти в одну реку, и более того, как говорят, даже и единожды, так невозможно дважды поименовать одну и ту же сложную вещь; более того — пока ее именуют, она уже иная.

Кто желает философствовать, должен вначале во всем сомневаться.

Обыкновенно те, у кого не хватает понимания, думают, что знают больше, а те, которые вовсе лишены ума, думают, что знают все.

Особенностью живого ума является то, что ему нужно лишь немного увидеть и услышать для того, чтобы он мог потом долго размышлять и многое понять.

Ревность потрясает и отравляет все то, что есть красивого и хорошего в любви.

Ревность иной раз есть не только смерть и разрушение любящего, но часто и убивает самую любовь.

Смерть в одном столетии дарует жизнь во всех грядущих веках.

Там обо мне будут верно судить, где научное исследование не есть безумие, где не в жадном захвате — честь, не в обжорстве — роскошь, не в богатстве — величие, не в диковинке истина, не в злобе — благоразумие, не в предательстве — любезность, не в обмане — осторожность, не в притворстве — умение жить, не в тирании — справедливость, не в насилии — суд.