Цитаты и афоризмы Марка Аврелия

Марк Аврелий Антонин, (121–180), римский император, философ стоик

Во первых, не делай ничего без причины и цели. Во вторых, не делай ничего, что бы не клонилось на пользу обществу.

Если бы ты хотел этого, ты не можешь отделить свою жизнь от человечества. Ты живешь в нем, им и для него. Мы все сотворены для взаимодействия, как ноги, руки, глаза.

Задача жизни не в том, чтобы быть на стороне большинства, а в том, чтобы жить согласно с внутренним, сознаваемым тобою законом.

Измени отношение к вещам, которые тебя беспокоят, и они не будут представлять для тебя опасности.

Ни один человек не счастлив, пока он не считает себя счастливым.

Помни, что изменить свое мнение и следовать тому, что исправляет твою ошибку, более соответствует свободе, чем настойчивость в своей ошибке.

Самая продолжительная жизнь ничем не отличается от самой краткой. Ведь настоящее для всех равно, а следовательно, равны и потери – и сводятся они всего навсего к мгновению. Никто не может лишиться ни минувшего, ни грядущего.

Каждое дело исполняй как последнее в своей жизни.

Ни с кем не случается ничего, что не дано ему вынести.

Хоть бы и с трудом тебе давалось что нибудь – не признавай это невозможным для человека, а напротив, что возможно и свойственно человеку, то считай доступным и для себя.

Каждый стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет.

Безразлично, будешь ли ты наблюдать человеческую жизнь в течение сорока лет или же десяти тысяч лет. Ибо что увидишь ты нового?

Несчастный я, такое со мной случилось!.. Нет! Счастлив я, что со мной это случилось, а я по прежнему беспечален, настоящим не уязвлен, перед будущим не робею. Случиться то с каждым могло такое, но беспечальным остаться сумел бы не всякий.

Искусство жизни более напоминает искусство борьбы, нежели танцев. Оно требует готовности и стойкости и в отношении к внезапному, и непредвиденному.

Люди рождены друг для друга.

Не сделаешь ничего человеческого хорошо, не соотнеся это с божественным, и наоборот.

Не все же разглагольствовать о том, каким должен быть человек, пора и стать им.

Старайся расположить к себе современников. Те, кто предпочитает гнаться за славой у потомства, забывают, что грядущие поколения ничем не будут отличаться от настоящего, которым они тяготятся. И эти поколения тоже смертны.

Не довольствуйся поверхностным взглядом. От тебя не должны ускользнуть ни своеобразие каждой вещи, ни ее достоинство.

Наша жизнь есть то, что мы о ней думаем.

Самый презренный вид малодушия – это жалость к самому себе.

Кто видел настоящее, тот уже видел все, бывшее в течение вечности, и все, что еще будет в течение беспредельного времени.

Скоро ты забудешь обо всем, и всё, в свою очередь, забудет о тебе.

Чем больше человек любит самого себя, тем больше он зависит от чужого мнения.

Совершенство характера – это то, чтобы всякий день проводить как последний, не возбуждаться, не коснеть, не притворяться.

Если бы ты ведал, из какого источника текут людские суждения и интересы, то перестал бы домогаться одобрения и похвалы людей.

Не все ли равно, если твоя жизнь будет продолжаться триста или даже три тысячи лет? Ведь живешь только в настоящем мгновении и кто бы ты ни был – утрачиваешь только настоящий миг.

Нельзя отнять ни нашего прошлого, потому что его уже нет, ни будущего, потому что мы его еще не имеем.

Смерть – такое же, как рождение, таинство природы, соединение из тех же первооснов в те же. И нет в ней ничего ни для кого постыдного: нет в ней для духовного существа непоследовательности, нет и противоречия с его строением.

Человек никакой другой жизни не теряет, кроме той, в которой жив, и живет лишь той, которую теряет.

Как дыхание соединяет тебя с окружающим воздухом, так пусть разумение соединяет с окружающим все разумным, потому что разумная сила разлита повсюду и доступна тому, кто способен глотнуть ее, не менее чем воздушное доступно тому, кто способен дышать.

Крепись в себе самом. Разумное ведущее по природе самодостаточно, если действует справедливо и тем самым хранит тишину.

Гляди внутрь; пусть в любом деле не ускользнет от тебя ни собственное его качество, ни ценность.

Разум есть у тебя? Есть. Зачем же без него обходишься? Или чего еще желаешь, когда он делает свое дело?

Спеши всегда кратчайшим путем, а кратчайший путь – по природе, чтобы говорить и делать все самым здравым образом. Потому что такое правило уводит от трудов и борений, от расчетов и всяких ухищрений.

Тщеславный признает собственным благом чужую деятельность, сластолюбец – свое переживание, разумный – собственное деяние.

Внутрь гляди, внутри источник блага – и он всегда может пробиться, если будешь всегда его откапывать.

Надо осознавать, что говорится – до единого слова, а что происходит – до единого устремления. В одном случае сразу смотреть, к какой цели отнесено, а в другом – уловить обозначаемое.

Что улью не полезно, то пчеле не на пользу.

Все сплетено одно с другим, и священна эта связь, и ничего почти нет, что чуждо другому. Потому что все соподчинено и упорядочено в едином миропорядке. Ибо мир во всем един, и бог во всем един, и естество едино, и един закон – общий разум всех разумных существ, и одна истина, если уж одно назначение у единородных и единому разуму причастных существ.

Вечность – это как бы река явлений и стремительно несущийся поток. Только что успело показаться одно, и оно уже уплыло, как проносится другое и торопится подплыть третье.

По разному летят мысль и стрела: мысль, даже когда она осторожна или изворачивается, рассматривая что либо, несется, тем не менее, прямо и к своему предмету.

Подброшенному камню упасть не зло, да и вверх взлететь не такое уж благо.

Три вещи, из которых ты состоишь: тело, дыханье, ум. Из них только третье собственно твое, остальные твои лишь в той мере, в какой надо тебе о них заботиться.

Безобразно, когда послушное лицо соблюдает вид и порядок по воле разумения, а в самом то разумении – ни вида, ни порядка.

Кто не знает, что такое мир, не знает, где он сам. А кто не знает, для чего он рожден, не знает, ни кто он, ни что такое мир. А кто опустит что нибудь из этого, не скажет и того, для чего сам он родился. Так кем же, скажи, представляется тебе тот, кто избегает или гонится за шумом похвал от тех, кто не знает, ни где они, ни кто такие?

Как у врача всегда под рукой орудия и железки на случай неожиданного вмешательства, так пусть у тебя будут наготове основоположения для распознания дел божественных и человеческих и для того, чтобы даже и самое малое делать, памятуя о взаимной связи того и другого.

Ведь не сделаешь ничего человеческого хорошо, не соотнеся это с божественным, и наоборот.

Как морской песок опять и опять ложится поверх прежнего, так прежнее в жизни быстро заносится новым.

Не переводи остаток жизни за представлениями о других, когда не соотносишь это с чем либо общеполезным.

Лучший способ защититься – не уподобляться.

Что не вредно городу, не вредит и гражданину.

Задача жизни не в том, чтобы быть на стороне большинства, а в том, чтобы жить согласно с внутренним, сознаваемым тобой законом.

Радость человеку – делать то, что человеку свойственно. А свойственна человеку благожелательность к соплеменникам, небрежение к чувственным движениям, суждение об убедительности представлений, созерцание всеобщей природы и того, что происходит в согласии с ней.

Часто несправедлив тот, кто не делает чего либо, а не только тот, кто что либо делает.

Считай себя достойным всякого слова и дела по природе, и пусть не трогает тебя последующая брань или молва.