Биография Людвика Заменгофа

Людвик Заменгоф, 1859 – 1917, российский, польский лингвист, изобретатель языка Эсперанто.

15 декабря 1859 г. в Белостоке (Гродненская губерния Российской империи) в семье преподавателя реального училища родился человек, чье изобретение – универсальный искусственный язык эсперанто – было призвано устранить разногласия и служить взаимопониманию всех народов планеты.

Родители воспитывали Людвика трилингвом: в их большой семье (где было 11 братьев и сестер) языком домашнего общения служили идиш и русский, а также польский. Кроме того, отец полиглот обучил сына немецкому, французскому и ивриту.

В то время большинство населения Белостока составляли евреи, говорившие на идише. Помимо них, в городе жили поляки, белорусы, украинцы и немногочисленные представители русской, немецкой, татарской, литовской общин. Каждая этническая группа говорила на своем языке, и между народами часто вспыхивали конфликты. Наблюдая за событиями в городе, Людвик догадывался, что, возможно, именно разница в языках и недопонимание могли быть причиной раздоров. В 10 лет он даже написал на эту тему драму «Вавилонская башня, или Белостоцкая трагедия в пяти актах», где выразил свои мысли по поводу напряженности в обществе и способов решения проблемы.

В 1873 г. семья Заменгофов переехала в Варшаву, и Людвик поступил в четвертый класс мужской гимназии. Там он блестяще освоил латынь, древнегреческий, иврит и арамейский, познакомился с литовским, итальянским и испанским (при этом английский выучил поздно и не очень хорошо). На основе полученных знаний юноша взялся за создание универсального языка, призванного объединить людей всего мира. И в 19 лет составил свой первый учебник – «Lingwe Uniwersala». Однако эта рукопись не сохранилась: ее сжег отец Людвика, который хотел, чтобы сын уделял больше внимания учебе. В итоге Заменгоф отправился изучать офтальмологию в Москву. В 1881 м, после покушения на Александра II, которое повлекло всплеск антисемитизма, он вернулся в Варшаву, завершил образование и устроился на работу окулистом. Но при этом Людвик не прекращал работать над учебником.

Как скульптор, аккуратно отсекающий от камня все лишнее, Заменгоф долгое время шлифовал свое произведение, внося многочисленные правки, и в 1885 г. завершил проект в том виде, в котором он существует и по сей день.

В течение двух лет он искал издателя, готового выпустить его книгу, а также мецената, который мог бы профинансировать публикацию книги. Таким образом, в 1887 г. вышел в свет «Учебник международного языка» – «Unua libro» с предисловием на русском языке. На его обложке вместо имени автора было указано «Dr. Esperanto» – «Надеющийся Доктор» (впоследствии этот псевдоним станет названием самого языка).

Учебник содержал примерно 1 тыс. слов, заимствованных из романских, германских и славянских языков, 16 грамматических правил. По идее, это должен быть максимально простой язык, который можно выучить в кратчайшие сроки (говорят, что Л. Толстой освоил эсперанто за четыре часа). Более того, по мнению многих лингвистов, он был настолько хорошо проработан, что позволял передать всю гамму человеческих чувств и глубину мыслей.

За русским учебником последовали издания на польском, французском и немецком языках.

Надеясь улучшить свое финансовое положение, Заменгоф в 1893 г. переехал в Гродно, где открыл частный офтальмологический кабинет. Кроме того, он участвовал в работе врачебного общества Гродненской губернии, был помощником судьи в городском ведомственном суде.
Обеспокоенный еврейским вопросом в Восточной Европе, антисемитизмом и погромами, Заменгоф стал участником сионистского движения Хиббат Цион. Однако в 1901 г. отстранился от деятельности сионистов, опубликовав заявление с доказательством того, что данное движение не способно решить проблемы еврейского народа. «Я глубоко убежден, – говорилось в заявлении, – что любой национализм может предложить человечеству лишь величайшее несчастье… Национализм угнетаемых народов – как естественную реакцию самозащиты – легче оправдать, чем национализм народов угнетателей; но если национализм сильных отвратителен, то национализм слабых неразумен: они оба порождают и поддерживают друг друга».

Желая предложить людям средство для полного взаимопонимания, Заменгоф издал книгу «Гилелизм как разрешение еврейского вопроса», где изложил принципы собственной философии, в основу которой легло учение еврейского философа I в. до н. э. Гиллеля. Гилелизм предполагал сближение евреев с представителями других религий и превращение иудаизма в чистый монотеизм, не признающий иного закона, кроме любви к ближнему.

Идея гилелизма была воспринята обществом без энтузиазма, но в 1906 м Заменгоф предпринял новую попытку универсализации взглядов и переработал философию, адресованную евреям, в более широкую, предназначенную для всего человечества. Учение, получившее название гомаранизм, являло собой некий синтез гуманизма, пацифизма и идеи глобального сосуществования людей. Оно должно было объединить все население планеты, дать людям общий язык и религию. Увы, поддержки своих взглядов Заменгоф снова не нашел.

В декабре 1897 года Заменгоф переехал в Варшаву и поселился в небогатом еврейском квартале.

Меж тем новый язык быстро получил широкое распространение. В Нюрнберге, а затем и в других городах Европы появились кружки любителей эсперанто. В 1901 м подобный клуб открылся и в Канаде, а в 1905 г. состоялся первый Всемирный конгресс любителей эсперанто. За пару лет число людей, использующих новый язык, достигло нескольких сотен тысяч. На эсперанто начали издавать газеты, журналы и даже серьезную литературу (в т. ч. была переведена поэма «Пан Тадеуш» Г. Сенкевича). Да и Людвик писал стихи на эсперанто. Его произведения несли идею братства народов – идею, ради которой и создавался этот язык.

В 1917 г. Заменгоф скончался, так и не получив Нобелевскую премию. После себя он оставил созданный им язык и около миллиона последователей, среди которых были и его дети: Адам, Лидия и Софья.

В 1921 г. Всемирная организация рабочих эсперантистов предложила сделать эсперанто инструментом революции, вследствие чего на этом языке стали издаваться политические бюллетени, а сам он получил статус культового у социалистов Испании, Франции и России. В годы Второй мировой войны многие режимы относились к эсперанто с подозрением. Адольф Гитлер в своей книге «Mein Kampf» заявил, что этот язык придумали евреи – с целью установления мирового господства. Поэтому в годы Холокоста он яро преследовал и карал эсперантистов, в число которых попали и дети Заменгофа…

Возможно, в обозримом будущем труды польского лингвиста найдут более широкое отражение в жизни мирового сообщества. Пока же на эсперанто – крупнейшем международном вспомогательном языке – общаются примерно 2 млн человек. На нем написано более 25 тыс. книг, включая оригинальные и переводные произведения (среди них – Библия и Шекспир).