Буря в стакане воды

Выражение, имеющее значение: «большое волнение по ничтожному поводу»— принадлежит французскому политическому писателю и мыслителю Монтескье (1689—1755), который, по словам Бальзака (роман «Le cure de Tours») выразился так о политической неурядице в карликовой республике Сан Марино.

Древнейшим вариантом этого выражения является отрывок из сочинения греческого писателя Афинея (II—III вв. н. э.) «Ученые застольные беседы». «Флейтист Дорион,— пишет он,— говорит играющему на кифаре Тимофею, который старается подражать гулу морской бури: я в кипящем горшке слышал бурю гораздо сильнее твоей».

Острота Дориона является прототипом греческой поговорки «гроза из корыта», т. е. шум по пустякам, не стоящий внимания.

Подобное выражение существовало и у римлян; его приводит Цицерон («О законах», 3,16): «Производить бурю в разливательной ложке».

Павел I, в бытность свою наследником, назвал «бурей в стакане воды» волнения, наступившие в Женеве после Французской буржуазной революции, о чем рассказывает дипломат Луи Дютанс («Dutensiana», Paris, 1806, № 39; Biichmann, Geflugelte Worte).

Писательница Фредерика Бремер смешно и нелепо заставила больную и умирающую Сару говорить надутые фразы и длинные риторические монологи! А все из чего эта буря в стакане воды? — Из того, чтоб доказать всевозможными натяжками, что счастие в идиллии домашнего быта и больше нигде…
(В. Г. Белинский, Семейство, или домашние радости и огорчения, Роман Фредерики Бремер. Перев. с шведск., СПБ. 1842.)

Она решила бросить своего мужа. В доме… как будто должна разразиться буря. Однако это — буря в стакане британской аристократической воды.
(Д. Заславский, Карьера сэра Уилстерна, «Правда», 10 апр. 1946 г.).

Был среди англичан писатель Хьюгс, автор романа «Буря над Ямайкой». Его роман посвящен «буре в стакане воды английского джентльмена». Хьюгс — один из трех англичан, которые решили передать в «Ныо-Йорк Таймс» протест против работы конгресса. Сей писатель не смутился, увидев на трибуне писателя настоящей Ямайки, который рассказал о буре, зреющей в сердцах «цветных».
(И. Эренбург, Конгресс Б Вроцлаве, «Культура и жизнь», 31 авг. 1948 г.).