Цитаты адмирала Ушакова

Ушаков Фёдор Фёдорович, 1745–1817, Адмирал (1799). Участник русско турецкой войны (1768–1774). Участник русско турецкая война 1787–1791. Командующий Черноморским флотом (1790–1792). Командующий русско турецкой эскадрой в Средиземном море (1798–1800). В 2001 году Русской православной церковью причислен к лику святых как праведный воин Феодор Ушаков. Образ флотоводца адмирала Ф. Ф. Ушакова является символом славы и победоносных традиций российского флота. Покровитель Военно Морского Флота России.

Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей благости ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался

Без дисциплины никак нельзя и никакой пользы в делах быть не может.

Близкое расстояние от неприятеля и взаимная помощь друг другу есть лучшая тактика.

В продолжение сражения все командующие судов и разные чины флота Черноморского с крайним рвением и отличной храбростью выполняли долг свой, а паче начальники кораблей, в бою бывших, отличили себя отменной храбростью и искусством в управлении со всяким порядком вверенных им судов. (Из рапорта Ф. Ушакова Г. Потемкину о сражении в Керченском проливе от 10 июля 1790 г.).

В случаю бою, должен капитан или командующий кораблем не только сам мужественно против неприятеля биться, но и людей тому судами… Многие суда неприятельские загнаны на берег, затоплены, а некоторые сожжены, бегущего неприятеля люди во множестве побиты и потоплены… (Из донесения о сражении с турецким флотом при мысе Калиакрия 31 июля 1791 г.)

В собственным деньгам должно быть щедрым, в казенным – скупым.

Врагов не считают, их бьют.

Всем моим состоянием предан службе и ни о чем более не думаю, как об одной пользе государственной.

Всякий да спешит исполнить ему должное.

Господа командующие благоволят в командах своих приказать, чтобы на дворах и около казарм, где живут служители, имели и содержали всю наивозможную чистоту: на дворах и близко жилья нигде отнюдь ничего не лить, дабы никакой мокроты и вредного воздуха от того не было… Замечено мною, что в некоторых дворах служители в посудах моют белье – и воду выливают на дворах, сие запретить непременно… (Из приказа Ф.Ф.Ушакова о поддержании чистоты во дворах и около казарм 17 марта 1792 г.).

Для военных целей хорошая окраска наружного борта вредна, ибо при хорошей окраске очерчиваются линии судна, что выгодно неприятелю для измерения расстояний, для распознания типа и имени судна, своих нападений и вообще для видимости. (Об осторожности Ушакова при плавании в мае 1970 г. у анамийского побережья.).

Душою и всем моим состоянием предан службе…

Если какие неприятельские суда побегут из Дуная, извольте оных ловить и брать в плен, а в случае невозможности – бить, жечь, топить… (Из действий эскадры Ушакова в устье Дуная в октябре 1790 г.)

Имейте наипрележнейшее смотрение за войсками вам вверенными в исправлении их должности о соблюдении воинской дисциплины и наилучшего порядка, о сохранении служителей в здоровье.

Искусству и храбрости всего флота Севастопольского… приношу признательнейшую мою благодарность и при том несомненно надеюсь, что в последующее ныне время не оставят все служащие при Севастопольском флоте удостоверительно доказать искусство и храбрость свойственные Российскому флоту. (Из приказа Ф.Ушакова с объявлением благодарности Г. Потемкина флоту от 22 июня 1790 г.).

Краса исполнения эволюции и приятный вид есть в том, когда весь флот в различном движении, и с тем видом, что всякий спешит исполнить ему должное в полном виде, как надлежит.

Матрос должен иметь четыре рубашки: одну – на тело, другую – в дело, третью – мыть, четвертую – про запас хранить.

Матросы должны быть напрактикованы во всякой расторопности, сколько возможно исправно.

Моряк должен быть прежде всего воином, одинаково способным сражаться и на море и на суше.

…Не имею права облегчить положение моряков и тягот и невзгод морской службы.

…Нет надобности на всякие случаи делать подробные объяснения, господа командующие сами собой обозревать могут, что кому делать и исполнять должно.

По вступлении моем в командование флотом для сбережения служителей казарм и госпиталей, кроме ветхих нескольких только малых строений (на низких и нездоровых местах), почти совсем не было. Корабельные команды чрез неусыпные старания и труды имеют ныне на лучших возвышенных местах при открытом воздухе казармы с лучшим расположением… Госпитали на открытом месте и чистом воздухе вновь ныне построены… Чрез это служители с довольным успехом сбережены… (О заботе о подчиненных. Из записки от 10 мая 1792 г.)

Приказание должен исполнять: “…разом, словом сказать мгновенно, а не промедлительно”.

Смерть предпочитаю я бесчестному служению.

Усматриваю я, что некоторые корабли и фрегаты по учиненным сигналам эволюции и военным обстоятельствам в построении ордеров отменная скорость, посему в подтверждение приписываю чинить следующие исполнения. (Из приказа контр адмирала Ушакова по эскадре, 8 июня 1790 г.)

Чинить исполнение со всякой осторожной осмотрительность и с добрым порядком; но оказавшимся случаям и обстоятельствам поступать с храбрость.

Чтобы наблюдаема была наистрожайшая дисциплина, и чтобы команды оказывали совершенное повиновение начальникам своим.

Я всегда больше желаю быть на море, чем в гавани.

Я надеюсь, что господа командующие всякое употребят старание по своей команде служителей сберегать. Особые честь и благодарность моя засвидетельствованы будут тем, которые в сохранении людей больше успехов иметь будут.

Я сам удивляюсь проворству и храбрости моих людей, они стреляли в неприятельские корабли нечасто и с такою сноровкою, казалось, что каждый учится стрелять по цели, сноравливая, чтоб не потерять свой выстрел. (Из письма Ф.Ф. Ушакова Г.А. Потемкину о сражении у о. Фидониси от11 июля 1788 г.).