Цитаты Анатолия Азольского

Азольский Анатолий Алексеевич, 1930–2008. Лейтенант (1952). Окончил Высшее военно морское училище им. М. В. Фрунзе. В 1952–1954 гг. служил морским офицером – корабельным артиллеристом. Писатель.

Время не лечит, оно лишь даёт иллюзию исцелённости…

Иногда явный тупик, оказывается входом в вечное…

Когда тебя любят, хочешь быть достойным…

Надо выжидать: злейший враг человека – он сам, раздираемый противоречиями, снедаемый тайными страстями, изгрызаемый сомнениями; звери в нем уже проснулись, уже встревожены и, поскольку врага внешнего нет, начинаю видеть его в соседях; еще немного – начнется тихая грызня, потасовка, исход которой предрешен, потому, что человеку надо жить – по крайней мере так, как сегодня, но никак не хуже вчерашнего или завтрашнего дня…

Одну и ту же истину умный и дурак видят по разному

Ошибки делают нас умнее, но несчастнее.

Первым стреляет тот, кто стреляет первым, остальное – придумывается в оправдание, если застрелили не того или не тех.

Решать вопрос надо внутри системы, если хочешь в ней остаться.

Самая твердая должность – это быть человеком. Никто тебя не сгонит с нее. Лопаются авторитеты, развеиваются иллюзии тебя это не касается. Потому что ты был человеком и остался человеком, ты черное называешь черным, белое – белым.

Свобода – это прежде всего возможность выбора, и никакой свободы нет, потому что любой выбор – бессмыслица, и если одна охапка сена больше отвергнутой, это уже следствие чего то или кого то, внешней силы.

Словоблудие морских офицеров не развлечение, не пустейшее времяпрепровождение, а острая жизненная необходимость. Игра словами затачивает язык. На кораблях флота – и только на кораблях, нигде более в Вооруженных Силах – быт старших и младших офицеров, командиров и подчиненных, близко соседствует с их службой, и обеденный стол, где встречаются они, не разрешает «фитилять» в паузах между борщом и бифштексом, но колкость и ответный выпад позволительны и допущены традицией.

Чтобы пробить стену лбом нужен или большой разбег, или много лбов.

Я не жалею о прошлом, я грущу о будущем, которое умерло в прошлом…