Цитаты Астольфа де Кюстина

Цитаты Астольфа де Кюстина

Кюстин Маркиз Астольф де (1790-1857). Французский литератор.

Россия – страна бессмысленных формальностей.

Насмешливость – господствующая черта характера тиранов и рабов.

Для понятливых читателей, к которым я исключительно обращаюсь, слова ничего не значат сами по себе и важность слов зависит от смысла, какой хотят им придать.

Верховная власть достойна почитания лишь постольку, поскольку она является средством обеспечения человеческих прав.

Чрезмерная власть вредит самой себе.

В свободных странах все становится явным и сейчас же забывается; под гнетом абсолютизма все скрывается и обо всем приходится догадываться. Поэтому замечают и запоминают малейшие подробности, тайное любопытство оживляет беседу, придавая ей особую остроту. Нет поэтов более несчастных, чем те, кому суждено прозябать в условиях широчайшей гласности, ибо, когда всякий может говорить о чем угодно, поэту остается только молчать.

Россия – страна фасадов.

Нигде, кроме России, не мог бы возникнуть подобный государственный строй, но и русский народ не стал бы таким, каков он есть, если бы он жил при другом государственном строе.

Страх никогда не может стать душою правильно организованного общества, ибо он не создаёт порядка, а только прикрывает хаос.

В государстве предпочтительней умеренный беспорядок, выказывающий силу общества, нежели безупречный порядок, стоящий ему жизни.

Деспотизм способен поставить себе на службу любое общественное устройство, независимо от господствующих с его дозволения монархических или демократических мнимостей.

Всюду, где государственный механизм действует с жестокой точностью, – есть деспотизм.

Недалеко то время, когда признают, что главное в делах религии – не добиться свободы для паствы, но обеспечить её пастырю.

Для воспитания цивилизованного народа нужна многовековая память; только ум младенца, рождённого от учтивых родителей, способен понять действительную суть учтивости.

Суть учтивости – в невидимом обмене добровольными пожертвованиями.

Цивилизованным народ может называться только тогда, когда учтивость становится для него всего как бы расхожею монетой. Тогда первозданная грубость и животное себялюбие, свойственное человеческой природе, уже с колыбели сглаживаются теми уроками, которые всякий получает в семье.

Чтобы стать подлинно учтивым, нужно долго учиться человечности, а уже потом вежливости.

Сколь ни необъятна эта империя [Россия], она не что иное, как тюрьма, ключ от которой хранится у императора.

Далеко не всё может сделать человек, обладающий властью делать всё, – особенно когда он хочет сделать добро.

Откровенное злодейство торжествует недолго, ложные же добродетели ввергают народный дух в непоправимые заблуждения.

Общество погибнет от того, что поверило словам, лишенным смысла… обманчивое эхо общественного мнения – журнала, желая во что бы то ни стало сохранить читателей, будет содействовать перевороту хотя бы для того, чтобы иметь что рассказывать лишний месяц. Они убьют общество, чтобы питаться его трупом.