Цитаты Беньямина Вальтера

Цитаты Беньямина Вальтера

Вальтер Беньямин, 1892–1940, немецкий философ

Вальтер Беньямин был один из самых влиятельных философов XX века. Он стоял у истоков Франкфуртской школы (разновидность неомарксизма). Именно он использовал термин «аура», что бы охарактеризовать тиражируемый шедевр. В России популярен его «Московский дневник», который помогает взглянуть на театральную и литературную жизнь середины 1920 х годов. С приходом власти нацистов в Германии, эмигрировал во Францию, желая дальше бежать через Испанию в США. На пограничном пункте его развернули, за неимением визы. В тот же вечер Вальтер Беньямин принял смертельную дозу морфина. На следующий день, узнав о происшествии, границу открыли, и многие люди смогли спастись бегством от надвигающегося ужаса войны.

Одиночество – это когда те, кого ты любишь, счастливы без тебя.

Публика всегда должна быть неправа и должна, однако, чувствовать, что критик выражает её интересы.

Только из глубины отчаяния может родиться надежда.

Из всех способов добывания книг наиболее славный – самому их писать.

Мало что так усиливает роковую, заразительную тягу к перемене мест, как ограничение возможностей выбирать, где жить и куда ехать.

Работая над хорошей прозой, нужно пройти три ступени: музыкальную, на которой она сочиняется, архитектурную, на которой она выстраивается, и, наконец, текстильную, на которой сплетается ее ткань.

Показаться с какой нибудь женщиной на людях по тому или иному поводу может значить больше, чем спать с нею.

В наши дни никому нельзя упорствовать в том, что он «умеет». Сила – в импровизации. Все решающие удары наносят левой рукой.

Пивное заведение – это ключ к любому городу; знать, где можно выпить немецкого пива, – вот вам и вся география с этнологией.

Методика писать для России: побольше материала и по возможности ничего больше.

Замечено, что люди ходят по улице лавируя. Это естественное следствие перенаселенности узких тротуаров, такие же узкие тротуары можно встретить разве что иногда в Неаполе. Эти тротуары придают Москве нечто от провинциального города или, вернее, характер импровизированной метрополии, роль которой не нее свалилась совершенно внезапно.

Кино – это наиболее развитое империалистическое средство контроля над массами.

Единственный способ познать человека – это безнадежно его любить.