Цитаты Елизаветы Второй

Верить клятвам предателя – все равно, что верить благочестию дьявола.

Вижу, но молчу.

Все мои владения за миг жизни.
Предсмертные слова Елизаветы (24 марта 1603 г.)

«Должна!» Разве это слово может быть обращено к государям?
Роберту Сесилу, сказавшему смертельно больной королеве, что она должна лечь в постель .

Лучше я буду одинокой нищенкой, чем замужней королевой.

Молодые глаза видят острее, старые – глубже.

Мы, государи, стоим как бы на подмостках, не защищенные от взглядов и любопытства
всего мира. Малейшее пятнышко на нашей одежде бросается в глаза.

Море и воздух принадлежат всем; ни одна нация не вправе владеть океанами. Испанскому послу в 1580 г.

…На моем <...> надгробии будет написано, что королева <...> жила и умерла девственницей.
Ответ на петицию парламента от 10 фев. 1559 г. с предложением избрать себе супруга

На ложе смерти:
- Позвольте мне умереть спокойно. Англичане уже утомлены мною, а я ими.

Слово монарха значит больше, чем клятва обычного человека.

Сочетание силы с умом образует наилучшее в мире созвучие.

- Я видела многих мужчин, обративших свое золото в дым, но вы первый, кто обратил дым в золото.
Сэру Уолтеру Ралли, который привез табак из Америки в Англию .

- Нетрудно научить женщину говорить, гораздо труднее научить ее держать язык за зубами.
Французскому послу, который восхищался ее знанием иностранных языков .

Получив известие, что Мария Стюарт родила наследника шотландского трона, Иакова VI, Елизавета воскликнула:
- У королевы шотландской родился сын, ая – всего лишь мертвый, засохший сук.
По милости Божией я наделена такими достоинствами, что, если завтра меня выгонят из моего королевства в одной нижней юбке, я не пропаду в любом месте христианского мира.
Из речи перед членами парламента 5 ноября 1566 г.

Посланника шотландской королевы, сэра Джеймса Мелвила, Елизавета спросила, у кого лучше волосы – у нее или Марии Стюарт, Мелвил ответил с истинно соломоновской мудростью:
- В Англии ни одна женщина не сравнится с Вашим величеством, а в Шотландии ни одна не превосходит красотой королеву Марию.

Я больше боюсь ошибки в латинском языке, чем королей Испании, Франции, Шотландии, всего дома Гизов и всех их союзников.

Я знаю: у меня тело слабой и немощной женщины, но сердце и желудок короля, и притом короля Англии.
Из речи 9 августа 1588 г. в Тилбури перед войсками, собранными для отражения «Непобедимой армады» .

Я не желаю открывать окна в человеческие души.

Я укорочу тебя на голову!
Членам Королевского совета, возражавшим против сурового обращения с Марией Стюарт в 1560-е гг.