Цитаты Фридриха Горенштейна

Горенштейн Фридрих Наумович (1932-2003). Российский писатель, Германия.

Рядом с атеизмом, научным материалистическим мировоззрением, родилось безверие, мировоззрение не духовно свободных людей, а скорее непокорных лакеев.

Для того чтобы невежество выросло в прямую угрозу жизни и цивилизации, ему нужен поводырь, в роли которого выступает первоначальная ступень образования.

Первая реакция человека, подавленного несправедливостью, на свободу и добро – это не радость и благодарность, а обида и злоба за годы, прожитые а страхе и узде.

Чем ближе человек к природе, тем легче ему выжить, но тем труднее остаться человеком.

Суть нашего времени – это хилый, мучимый комплексами вырожденец и злобный разбушевавшийся лакей. Эти две силы и по сей день грозят миру большими бедами.

Чем более человек познаёт, тем прочнее становится его жизнь, но жизнь человечества в целом сократится.

Человечество, так же как и культура его, движется от догмы через её разрушение к новой догме. Догмы-идеи – это необходимые узлы на пути истории.

Проблема Гамлета не в том – “Быть или не быть”, а в том, что он слишком рано понял то, что согласно законам природы следует понимать за десять секунд до смерти: быть и не быть одинаково нелепо.

Два начала – познание истины и спасение от истины – дополняют друг друга и составляют основу духовной жизни человека.

Всякий пророк проповедует против царя и против народа и ими преследуется и казнится.

Творец не может погубить злое, оставив доброе, а может лишь, подобно Гоголю, бросить всю рукопись в огонь.

Из милосердия Божьего живут на земле пророки и праведники, из милосердия существует добро, тогда как злое проистекает из существа происходящего.

Тот, кто слишком боится людей, тот не боится Бога.

Философ-гуманист стремится научить добру, исходя из морали, чуждой человеческой природе, а Библия учит добру, исходя из человеческого эгоизма, ибо она не игнорирует, на манер гуманистов, подлинную природу человека, однако, в отличии от фашистских умельцев, опирающихся на дурное и учащих дурному, Библия учит доброму, исходя из дурной человеческой природы.

Душа сохраняет в человеке человека, дух сохраняет в человеке Бога.

Слово всегда унижает смысл. В великом слове Бог унижен, а в ничтожном слове вовсе нет Бога.

Когда нет у идеологов общей духовной идеи, ищут общего телесного врага.

Добро и доброта – разные вещи. Гений не может быть добрым человеком, ибо он служит Богу, добрый человек не может быть гением, ибо он служит человеку.

Добрый человек редко вносит в мир добро, ибо к нему тянутся люди дурные, растратившие себя, потерявшие себя, капризные, жадные, требовательные, и добрый человек при них не как врачеватель, а как сиделка при духовно неизлечимых.

Будучи слепым и неразумным, добрый человек раздаёт себя всем, но более умело берут его злые. Доброта плодит зло, ибо она слышит не Бога, а своё слепое сердце.

При рождении и в молодости у человека есть какой-то простор, какой-то выбор. Но своими идеями и своими делами человек сам себя окончательно замуровывает и тогда уж создаётся его судьба, от которой нет спасения.



Вместе с "Цитаты Фридриха Горенштейна" можно почитать: