Цитаты Фёдора Литке

Литке Фёдор Петрович, 1797–1882. Адмирал (1855). Участник двух кругосветных плаваний географ, исследователь Арктики, президент Академии Наук в 1864–1882.

В морских делах не следует жертвовать удобствами, даже малейшими, для красы.
Друзья, вселенная красна; но, если мы рассудим строго, найдем, что мало в ней вина, зато уж слишком много!

Есть мореходы, которые по необыкновенному ли вкусу или по желанию отличиться чем нибудь необыкновенным ставят морскую жизнь несравненно выше береговой во всех отношениях, которые оставив корабль свой, страдают береговой болезнью. Я довольно ходил по морю, чтобы иметь право, вопреки этим моим собратьям, сказать, что всегдашняя монотонность корабельной жизни ужасна, наконец, надоедает…

…Каждый пеленг приносит пользу науке. Всякий раз помаленьку и накопится верная масса сведений.

Мореходы часто, говорят весьма различно о странах, ими посещаемых. Одну и ту же землю один описывает плодоносной, другой бесплодной, один богатой, другой бедной, это зависит как от обстоятельств, в коих мореходы пристают к какой либо земле… как и от того, что мореходы их из страны в страну, климата в климат бывают чрезвычайно быстры…

Морская служба не позволяет ни на мгновение забыть о своем долге – иначе немедленно следует возмездие.

Проводя всю жизнь как бы под опекой, матрос и в старости остается похожим на ребенка, сохраняя все легкомыслие, всю беззаботность этого (детского) возраста, думая о завтрашнем дне, привязываясь как к родному отцу, к своему капитану и полностью доверяя ему, если тот по отечески заботится о его нуждах.

Работа годографа есть вообще работа неблагодарная. Взглянув на лист бумаги, покрытый извилистыми чертами, изображающими берега, испещренный точками, которые представляют мели и каменья, всякий ли догадается, что нанесение так или иначе этих черт и крестиков стоило сочинителю нескольких недель, может быть месяцев, самых утомительных изысканий и соображений.

Русский матрос – клад, чудо. Надо только с ним обходиться по человечески и обязательно учить.

Сличение многих противоположных показаний как между собой, так и с обстоятельствами, под влиянием которых были они записаны, необходимо, чтобы обосновать мысли и получить понятие, сколько нибудь справедливое, о странах и народах отдаленных.

Уже один вид земли оказывает поистине магическое действие на моряка, а возможность ступить на нее после долгого плавания превосходит в его глазах все удовольствия в мире.

Человек – не земноводное существо… Есть моряки, уверяющие, что они чувствуют себя хорошо только на борту (своего) корабля утверждающие, что никакая кровать не может сравниться с подвеской корабельной койкой, что лучше в мире повара – это морские коки, что только морской воздух годен для дыхания, и что они страдают на земле от “земной болезни”, как многие другие люди мучаются в море от морской… Я не верю этим морякам, ибо все эти чувства противоестественны.

Я знаю только один способ избавиться от морской болезни – это попросить (заставить) высадить себя на берег.