Цитаты Григория Бутакова

Все по теме: Российские моряки

Бутаков Григорий Иванович, 1820–1882. Адмирал (1878). Участник обороны Севастополя (1854–1855). Основоположник тактики парового броненосного флота, исследователь Чёрного моря.

Без дисциплины военная служба немыслима.

Будем гоняться не за тем, чтоб в отчетных ведомостях о пальбе у нас стояли высокие проценты попавших ядер, а употребим все старания, чтоб пальба наша подходила возможно более к тем условиям, которые предстоят в действительном бою, т. е. будем стрелять с неопределенных заранее расстояний и в движущиеся предметы.

В военное время позволяется рисковать не только каким нибудь фальшкилем, но и целыми флотами, ибо без риску не может быть войны.

В военное время риск есть необходимость; прибавляю, что в мирное время нужно выучиться рисковать, чтобы в военное время уметь рисковать.

В наше время войны будут внезапны, энергичны и недолговременны, а сражения необычайно кратки. Поэтому готовиться к ним необходимо всегда, постоянно, неотлагательно, немедленно; готовиться к тому получасу, для которого мы, можно сказать, существуем и в котором нам придется показать, что Россия содержит флот не без пользы.

Военная служба и военно морская в особенности составляет некоторым образом братство опасностей и лишений, возвышающих наше звание.

Для подобных (как Аральская – Сост.) экспедиций никто не может сравниться с русским человеком, он сметлив, расторопен, послушен, терпелив и любит приключения – мудрено обескуражить его, он смеется над лишениями, и опасности имеют в глазах его особенную прелесть.

Дух на ней проявляется вместо мертвой обрядности морского дела, душа, дух, часто сказывающийся в мелочах, но существование которого – самый отрадный факт, внесенный мною из настоящей компании нашей…

Если бы я имел независимый кусок хлеба, я занялся бы только естественными науками… Для меня наука никогда не будет дойною коровой, я ценю ее слишком высоко.

Если в сражении командир ранен или убит, старший офицер должен быть в состоянии управляться с кораблем как командир…. Полное звание качеств и условий своего корабля, присутствие духа и спокойствия в трудных обстоятельствах, верность глаза, твердость нервов – все эти военные качества не менее командиров нужны каждому офицеру, избранному занимать такую высокую должность. Младшие офицеры также должны помнить, что им во всякое время может выпасть на долю заменить старших в самые трудные минуты.

Каждый морской офицер должен быть лучшим матросом и, лучшим боцманом своего судна, чтоб иметь нравственное право требовать от подчиненных своим примером всего того, что им придется исполнять. Подобным образом будущим управителям судовыми машинами необходимо быть лучшими машинистами и лучшими кочегарами своего судна.

Мы, адмиралы, капитаны, офицеры, унтер офицеры, матросы, не для того, чтобы у нас были адмиралы, капитаны, офицеры, унтер офицеры и матросы, а для того, чтоб было кому хорошо действовать пушками, машинами, рулями, чтоб было толком распорядиться батареями пушек, бойко управиться каждым кораблем, толком распорядиться всеми кораблями, и все это для одной всегдашней цели – боя.

Наша служба – служба сюрпризов, и спокойствие более всего необходимо при неожиданных случаях.

Не как на игрушку только, забаву или развлечение смотрю я на состязание шлюпок. Не как на первую любовь, пережившую свою эпоху, не как на остаток времен парусных в период пара и электричества следует смотреть на мое кажущееся пристрастие к состязаниям шлюпок под парусами! Нет, это едва не лучший из находящихся в наших руках способов, чтоб молодым людям узнать себя, начать закаливать себя, начать закаливать свои нервы, изощрять свой глазомер и готовить себя ко всем непредвиденным случайностях нашей службы.

Не следует только разбрасывать свои силы, не нужно бросаться в жизни от предмета к предмету, или предаваться унынию при неудачах. Человеку суждено трудовая доля, и избрав раз направление своей деятельности, нужно держаться его всеми помыслами своими.

Ни Нахимов, ни Корнилов не родились, а сделались Нахимовым и Корниловым, сделались потому, что постоянно посвящали себя всеми силами прежде службе, а потом себе, а не прежде себе, а потом службе; и никакие преграды, никакие огорчения, неизбежные в быту человеком, не могли отклонить их во всю жизнь от этого пути. Вот весь секрет этих знаменитых вождей, наших, завещанный нам в огне и пламени Севастополя. Никто не держит военных сил лишь для того, чтоб иметь военные силы, а все браться на эту дорогую игрушку с той целью, чтоб она защищала им интересы против кого придется, смотря по моду политическим дел.

Нужно учиться рисковать, чтобы уметь рисковать.

Полное знание качеств и условий своего корабля, присутствие духа и спокойствие в трудных обстоятельствах, верность глаза, твердость нервов – все эти военные качества не менее командира нужны каждому офицеру, избранному занимать такую высокую должность. Младшие офицеры также должны помнить, что им во всякое время может выпасть на долю заменить старших в самые трудные минуты.

Помните, что наша служба основана на чуть чуть: чуть чуть в одну сторону – так скажут “молодец”, а чуть чуть в другую… – “слепец”. Расстояние между этими крайностями всего каких нибудь полфута, которые и нужно найти. Можно же найти их только постоянным внимательным изучением!

Попасться в беду всегда легко, а в нашей службе в особенности. Выпутаться же из беды трудно, если не сохранить в тяжелых обстоятельствах полную власть над собою.

Поставьте, если можете, команду хоть вверх ногами, чтобы показать, как вы ужасно почитаете вашего начальника, но уважения ваш флаг от этого не приобретет.

Суждения о нас будут зависеть только от успеха или неудачи нашей и никто, кроме нас, личного боевого состава, не будет ответчиком. Это известно, из примеров всех времен.

Считаю не лишним объявить по вверенному мне управлению, что я желал бы, чтобы техники всякого рода, при обсуждении совместно со мною технических вопросов, помнили, что в этих случаях я являюсь только техником, в большей или меньшей степени, а не начальником, а они – техниками, а не подчиненными. Поэтому я прошу их не стесняться теми взглядами, которые я выражаю, и отстаивать свои воззрения, как равный с равным, до окончательного моего решения. После него мы, конечно, становимся вновь начальником и подчинёнными.

Так как на нас, на личном составе действующего флота, лежит окончательная обязанность, чтоб миллионы рублей, уделяемых ежегодно государством на свои морские силы, были истрачены производительно, то над нами тяготеет огромная ответственность в том, чтоб предоставленные нам средства принесли в данный момент всю ту пользу, велика она или мала, которую они в состоянии принести.

…От святого исполнения долга службы и присяги… родятся все доблести, столь заслуженно прославившие черноморцев!

Я никогда никому не сделал замечания за разные неизбежные повреждения, сделанные кем либо себе или адмиральскому пароходу от бойкого управления, и даже, напротив, постоянно благодарил за это… я всегда был рад видеть смелое управление судном.