Цитаты Григория Померанца

Померанц Григорий Соломонович (р. 1918). Российский философ, писатель.

Опыт революции показал, что абсолютная цель остаётся в воображении, а средства входят в жизнь.

Религии, объединившие когда-то множество племён и народов в христианский мир и в мир ислама, становятся препятствием на пути к единству. Их уверенность в собственном превосходстве возрождает племенную обособленность. Их невозможно устранить – это опорные столпы культуры.

В духовной области нет простого возвращения и ни одна реставрация не реставрировала того, что существовало до революции.

Опыт показывает, что путь исторического развития, берущий своё начало с осознания своего достоинства и свобод просвещённым меньшинством, приводит в конечном итоге к свободе для всех. Напротив, стихийное движение тёмных, обездоленных и бесправных масс может привести в случае его победы к обновлению деспотизма.

Права человека, это прежде всего права личности, их осознавшей и за них борющейся.

Главный урок всех революций в том, что цель не оправдывает средств, что дурные средства пожирают любую цель и губят её рыцарей.

Любая однониточная теория создаёт иллюзию знания у вождей и те увлекают за собой массы.

Грехи религии вызвали поворот к идеологии, а идеология оказалась ещё более доступной греху.

Однониточная теория идёт в ход тогда, когда конструирует желаемое. Скажем, избавляет нас от чувства стыда. И для того, чтобы разрушить обаяние какой-то ложной теории, надо распознать, на какие чувства она отвечает, какое желание конструирует.

Слишком большая упорядоченность в мысли разрывает с жизнью.

Чем утопия “лучше”, привлекательнее, тем страшней её следствия.

Идеи толкают только к разговорам. К действию ведёт чувство.

Подполье выращивает крыс, способных сожрать кота. Но что потом делать с крысами.

Хам – человек, несколько хвативший просвещения. Настолько, чтобы не бояться нарушить табу, но не настолько, чтобы своим умом и опытом дойти до нравственных мыслей.

Идеи, плодотворные в искусстве, могут быть неплодотворными и опасными в общественной практике.

Парадоксы – это попытки прорыва в глубину.

Свобода всегда несправедлива. А справедливость можно требовать от тюремного надзирателя, который разливает баланду.

Счастливый человек незаметно, без усилия делится счастьем, издёрганный – своими больными нервами.

Духовно все современные интеллигенты принадлежат диаспоре, особой духовной диаспоре.

Интеллигенция как особый слой образуется именно в обществе, утратившем народные ценности.

Тайна истории уходит в тайну личности.

Каждое государство вырабатывает в себе форму правления согласно чертам своего национального характера и обстоятельствам своей истории. Для того, чтобы совершить этот выбор, необходим личный исторический опыт, нарабатываемый политической деятельностью народа.

Будущее мало зависит от победы принципа, так как партии в пылу борьбы обмениваются лозунгами и программами. Борьба уподобляет противников друг другу.

Примитивные коллективы удивительно устойчивы, а цивилизации разваливались одна за другой… Всякий прогресс расшатывает старые интеграторы, и если их не обновлять, происходит то, что называют падением нравов.

Революции выманивают из трущоб внутренних варваров, городскую и сельскую чернь, обладающих всей жестокостью варваров внешних – без их племенных добродетелей.

Нет единой необходимости. Свободная воля личности или просто случай как бы поворачивает стрелку, и весь состав истории попадает на одну линию из нескольких возможных, иногда совсем не самую вероятную.

Ускоренная рационализация жизни постоянно ломает сложившиеся образы поведения и не даёт времени создать новые, отвечающие достоинству человека. Место канона, в котором огорожен путь в глубину, занимает шаблон, сменяемый модой каждые несколько лет.

Идеальное общество невозможно, но невозможно и общество без идеалов, без воли к гармонии, противостоящей разрушительным силам экономических и политических страстей.

Пошлость – плата за развитие, за открытие глубин, недоступных среднему человеку, за богатства духа, не влезающие в его голову.

Нравственность лишь попутно работает как система общественных норм. В своей основе нравственность – это заповеди, необходимые лишь для того, чтобы человек в своём поведении не затаптывал те слои подсознания, которые способны работать как приёмник и улавливать то, что Моисей называл голосом Яхве, Будда – дхармой, а Лао Цзы – дао.

Провидение не творит заметных чудес, но поддерживает флюктуации, которые Ему нужны. Незримая сила присоединяется к меньшинству, и оно приобретает силу.

Молодость надеется на будущее. У старости эта игрушка отнята. Но реально и для старых, и для юных есть только настоящее.



Вместе с "Цитаты Григория Померанца" можно почитать: