Цитаты и афоризмы Салтыкова – Щедрина

Михаил Евграфович Салтыков Щедрин, (1826–1889), писатель

Вся разница между здоровым человеком и помешанным заключается в том, что первый полагает известную границу между идеалами и действительностью, а второй никакого различия в этом смысле не признает.

Привычка платить налоги по самому свойству своему никогда не укореняется настолько, чтобы нельзя было отстать от нее.

Люди обыкновенно начинают с того, что с усмешкой отзываются о сотворении мира, а кончают тем, что не признают начальства.

Говорится в сказках о жаворонках, о волшебных метаморфозах воскресения природы, но ни жаворонков, ни воскресения нет, а есть унылая картина неопрятного превращения твердого черепа зимы в непролазные хляби весны.

Такие мероприятия, как рукопожатие, ласковая улыбка и вообще кроткое обращение, чувствуются лишь непосредственно и не оставляют ярких и видимых следов в истории.

Государство так часто продается за грош, и притом так простодушно продается, что даже история уже не следит за подобными деяниями и не заносит их на свои скрижали.

Я не порицаю раскаяния, но нахожу, что все таки лучше вести себя таким образом, чтоб и раскаиваться было не в чем.

Реформаторские затеи счастливым образом сочетаются с запахом сивухи и с тем благосклонным отношением к жульничеству, которое доказывает, что жульничество – сила и что с этой силой необходимо считаться.

Слова «потихоньку да полегоньку» должны быть написаны на знамени истинно разумного русского прогресса.

Мало ограждать, надо еще опекать. Приятно сказать человеку: «Ты найдешь во мне защиту от набегов!», но еще приятнее крикнуть ему: «Ты найдешь во мне ум, которого у тебя нет!».

Реформы необходимы, но не менее того необходимы и знаки препинания. Или, говоря иными словами: выпустил реформу – довольно, поставь точку.

Нынче ни того, ни другого уж нет: ни девы розами не цветут, ни девок розгами не секут.

Кто в двадцать лет не желал и не стремился к общему возрождению, про того трудно даже сказать, что у него было когда нибудь сердце, способное сочувствовать и сострадать.

Русская женщина всегда одинакова: и в городе, и в деревне она что то вечно ищет, какую то потерянную булавку и никак не может умолчать, что находка этой булавки может спасти мир.

Можно ли назвать успешным такое мероприятие, которое выполняется только потому, что за невыполнение его грозит кара?

Если бы кто посредством самоубийства вздумал доказывать свое право на жизнь – многое ли бы он доказал?

Мир делового бездельничества настолько подвижен, что нет ни малейшего труда перенести его куда угодно, в какую угодно сферу.

Вычеркнуть легко, создать трудно – в этом разгадка той бесцеремонности, с которою мы приступаем к рассечению всевозможных жизненных задач.

Нынче даже самый сущий осел – и тот норовит забраться в сокровеннейшие тайники человеческого существования и там порыться своими копытами.

Ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и по его поводу уже раздался смех.

Вообще старики нерасчетливо поступают, смешиваясь с молодыми. Увы! Как они ни стараются подделаться под молодой тон, а все таки под конец на мораль съедут.

Не все же серьезничать; шутка тоже в свое время не лишняя. Жизнь она смазывает. Начнут колеса скрипеть – возьмешь и смажешь.

Никогда право так не подтверждает само себя, как в то время, когда оно лупит.

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою.

Есть множество средств сделать человеческое существование постылым, но едва ли не самое верное из всех — это заставить человека посвятить себя культу самосохранения, победить в себе всякое буйство духа и признать свою жизнь низведенною на степень бесцельного мелькания на все то время, покуда будет длиться искус животолюбия.

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Литература изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего.

Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность.

Ничто в такой степени не возбуждает умственную деятельность, не заставляет открывать новые стороны предметов и явлений, как сознательные симпатии или антипатии.

Старинная мудрость завещала такое множество афоризмов, что из них камень по камню сложилась целая несокрушимая стена.

Стыд есть драгоценнейшая способность человека ставить свои поступки в соответствие с требованиями той высшей совести, которая завещана историей человечества.

Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.



Вместе с "Цитаты и афоризмы Салтыкова – Щедрина" можно почитать: