Цитаты и изречения Виктора Аврелия

Цитаты и изречения Виктора Аврелия

Аврелий Виктор. Известный римский историк и государственный деятель, выходец из простой семьи. В 361 году был принят императором Юлианом Отступником, причем после встречи император приказал в награду за его литературный труд почтить его установкой бронзовой статуи. В 369 м был консулом, а в 388–389 годах исполнял должность префекта Рима.

Более тяжко обвиняют те, от которых надеешься получить более снисходительное суждение.

Впрочем, таков был упадок нравов, что большинство стало действовать в своих а не в государственных интересах и больше ради власти, чем ради славы. Отсюда и извращение событий и их наименований, ибо часто человек, возвысившийся путем преступления, одержавший победу оружием, – истребляя людей в ущерб общему благу, заявляет, что он устраняет тиранию. Мало того, некоторые правители, управлявшие с таким произволом, что едва ли заслужили погребения, причисляются к небожителям.

Действительно, когда порочность проникает в наши мысли, то уже не бывает никакой сдержанности; насытившись на посторонних объектах, привычки к пороку развиваются всё бесчеловечнее, создают всё новые и тем более сладостные виды греха и под конец направляются на жертвы из числа своих близких.

Заслуги научной деятельности имеют такую силу, что даже жестокость в характере не мешает сохранить добрую память о писателях. Мало того, смерть такого рода приносит убитым славу, а убийцам проклятие. Ибо все, особенно потомки, так смотрят на такие дела, что подобные дарования могут быть забыты лишь вследствие одичания или безумия.

Нет более любезных народу и заслуживающих почета лиц, чем освободители от тиранов; но уважение к ним становится еще больше, если сами они скромны и воздержанны. Ведь человеческие чувства, обманувшись в ожидании чего либо хорошего, испытывают еще более глубокое разочарование, если после смены дурного правителя тяготы жизни всё же остаются.

C тех пор, поскольку правители больше стремятся властвовать над своими, нежели покорять чужих, и вооружаются друг против друга, они как бы низвергли в пропасть римские устои, и к власти оказались допущенными вперемежку хорошие и плохие, знатные и незнатные и много варваров. В самом деле, всё вокруг пришло в замешательство, когда не стал соблюдаться установленный порядок; все уже считают дозволенным, как во время смуты, отнимать у других должности, исполнять которые сами не умеют, и от невежества в науках подрывают все основы. Таким образом, сила случая, получив свободу действия, повлекла людей по пути пагубных пороков; долго она встречала сопротивление со стороны добродетелей, как неприступной стены, но после того как почти все покорились дурным страстям, она поручила общественное благо людям низкого происхождения без нравственных устоев.