Цитаты Николая Черкашина

Цитаты Николая Черкашина

Черкашин Николай Андреевич. Род. 1946 г. Капитан 1 ранга (1989). Служил на Северном флоте на 4 й эскадре подводных лодок. Участвовал в дальних морских походах в Атлантическом океане и Средиземном море. Писатель.

Всё таки морские суда, машинные существа, которые человек охотно наделяет душой, должны испытывать свои межвидовые приязни и неприязни. Я уверен: все танкеры испытывают друг к другу особую симпатию, как, к примеру, киты. А все надводные суда испытывают к подводным лодкам общеродовую ненависть, смешанную со страхом. Две мировые войны – достаточное основание подобному чувству…

Душа имеет форму книги.

Есть в компьютерной технике понятие – глубина пути в уровнях. Глубина пути? Она есть у подводной лодки. У самолета – высота пути. А у человека? Глубина пути есть у человека творящего: глубина пути ученого определяется глубиной познания в той или иной науке. У художника – глубиной раскрытия образа. Длина пути есть у каждого, а вот глубина…

Есть только один истинный историк – это Господь Бог, ибо только он один знает что к чему в этом мире. Он один ведает подлинную связь событий.

И каждое новое поколение открывает для себя одну и ту же истину: «Бывали времена горше, но не было подлее».

Иная мысль, как белый барашек на волне, притянет взор, обрадует, удивит, озадачит… Думай дальше, нижи цепочку, иди вглубь, но – недосуг ли, лень, или нет под рукой нужного материала, или телевизор за стеной воет… Так и останется шальная мысль пеной на вздыбленной волне – следом непознанной глубины.

Истина – не документ. Истина – состояние духа.

Книги похожи на песочные часы. Так же как песок пересыпается из склянки в склянку, так же и слова, по мере чтения, перетекают со страницы на страницу. Перетек весь песок, перевернул часы и снова «потекло» время. Прочитал книгу, и если тронула, можешь еще раз, и еще «перевернуть склянки», то есть перечитать заново.

Командир подводной лодки не только боец, воин, но и инженер, мореплаватель, ядерный физик, гидролог, астроном, дипломат, психолог, наконец. Он должен понимать голоса океанских глубин и тайнопись шифротелеграмм, законы движения небесных светил и ледяных полей, природу атомного ядра и душу матроса…

Командир, шутят моряки, это физическое тело, которое мгновенно засыпает от усталости и тут же просыпается от ответственности. Англичане не шутят, когда называют командира первым после Бога. И это так.

Легка шинель холостяку.

Море, море… Да разве может оно быть могилою? Кусок железа опусти в волну, и он зазеленеет. Все живое на земле вышло из него…

Море… В жизнь тех, кто грезит о нём с детства, кто сам идет ему навстречу, оно врывается, как бурный прилив в распахнутую бухту. Но порой таинственными протоками проникает оно в сухопутные города и зовет, уводит с собой людей самых земных, отнюдь не помышлявших ни о кораблях, ни о дальних странах… Море с берега – это фон. Берег с моря – декорация. Настоящее там, где живет человек.

Морская форма – черное с золотом: вечный траур и вечный парад…

Мы истинны в море.

Не знаю более крамольного желания, чем желание сказать правду.

Подводник – это не просто профессия, ставшая образом жизни, это еще, и может быть, прежде всего, характер, то есть склад души и способ мышления. Люди накопили вековой опыт выживания в пустыне и тайге, горах и тундре, на необитаемых островах, наконец, на плотике посреди океана. Но уметь выживать в железных джунглях машинерии, в ее магнитных, радиационных, электрических полях, в ее бессолнечном свете, дозированно фильтрованном воздухе, к тому же химического происхождения, в ее тесном замкнутом узилище, в ее щелях, просветах и выгородках между жизнеопасными агрегатами – это удел подводника.

Свеча – посох молитвы.

Флот – гордость страны. Подводники – элита флота. Командиры подводных лодок – соль элиты. Командир отвечает за все: за корабль и за экипаж, за положение корабля в пространстве (в океане, на глубине, в узкости, в гавани, у причала, в доке…), за поведение своих людей на борту, на берегу, в бою и в отпуске, то есть – за воинскую дисциплину, за техническую исправность и боевую готовность корабля, за успех атаки и за радиационную безопасность… Одним словом – за все. Велик груз командирской ответственности.