Цитаты Николая Кладо

Все по теме: Российские моряки

Кладо Николай Лаврентьевич, 1862–1919. Генерал майор по Адмиралтейству (1912). Совершил кругосветное путешествие На крейсере «Память Азова» (1889). Историк и теоретик русского флота, профессор, начальника Морской Академии (1917–1919 года). Писатель.

Армия и флот, вместо того, чтобы руководствоваться заветами Великого Петра, который завещал им, что потентат, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет – обе руки имеет, и действовать как две руки одного человека, то есть вполне согласованно для достижения общей цели… Известно, что слабая сторона всякой союзной силы лежит в отсутствии взаимного доверия между союзниками, и как следствие этого – в отсутствии согласованных действий. Армия и флот – это тоже союзники, союзники нераздельные и вечные. Разойтись им нельзя никогда, и в этом сознании им надо неуклонно изучать друг друга, чтобы научиться друг другу доверять… А понимать друг друга не только армия и флот, но и вообще все люди, причастные к военному делу, будут только тогда, когда у них будут общие единые мысли о ведении войны.

Великая держава не может существовать без возможности пользоваться морскими путями сообщения. Через море государства дышат, и чем дальше, тем большую роль играют моря, переплетая интересы самых отдаленных государств, сближая их друг с другом, освобождая их от зависимости от непосредственных своих соседей.

В настоящее время, – утверждал он, – победа кроется уже не столько в числе и энергии, сколько в экономическом развитии и нравственном превосходстве.

…Во всякой стране, берега которой омываются морем, сухопутные и морские силы органически связаны друг с другом и не могут обходиться друг без друга, потому что в большинстве случаев отсутствие флота обессиливает армию; а отсутствие армии обыкновенно, за исключением чисто островных государств, делает бесполезной деятельность флота.

Верный «военный взгляд» в любой области военного дела не свалится с неба с получением звания начальника. Для приобретения его нужна долгая практика, хотя бы и в мирное время, но организованная так, чтобы опытность и глазомер могли быть получены в наикратчайший промежуток времени, чтобы насколько то возможно устранить бесполезные опыты, отнимающие много времени и приводящие лишь к сознанию сделанной ошибки. Одним словом, надо организовать правильную систему подготовки к боевой деятельности, ведущую к истине прямым путём, а не окольной дорогой всяких попыток, не имеющей под собой никакой почвы. Практиковаться же, не разобрав вопроса в теории, это значит бродить в темноте, надеясь набрести на истину ощупью.

Гражданское мужество чтится только в теории. На деле оно возбуждает злобу, ненависть, месть. Вот почему человек, совершивший подвиг гражданского мужества, становится обыкновенно одиноким – многие теоретически ему сочувствуют, но на деле жмутся, пятятся и за ним не идут.

Жизненная деятельность государств проявляется в двух, очень резко разграниченных между собой областях: в устройстве внутренней своей жизни и во внешних сношениях – в установлении таких отношений между государствами, при которых могли бы быть соблюдены их общие и согласованы противоположные интересы. Когда об этих интересах возникает спор и никто из спорящих не может или не хочет уступить, остаётся один путь – решить этот спор силой оружия.

Значит, война – это одна из сторон проявления жизненной деятельности государств… Война – это продолжение внешней политики с оружием в руках. А значит, ведение войны связано с политикой, исходит из неё и находится от неё в постоянной зависимости… Очевидно, что стратегия, подготовляющая и ведущая войну, тесно связана с политикой, которая должна указать ей, с кем и к какому времени следует подготовить войну… Значит, практическая задача стратегии очень сложна – это разрабатывать планы подготовки государства к войне и ведения войны, поддерживая эти планы всё время в соответствии с обстановкой, то есть с географическим, этнографическим и экономическим положением.

Мне приходится говорить о таких вещах, в рассуждениях о которых надо бережно взвешивать каждое слово, чтобы не сказать того, чего не знает наш противник и что может быть ему полезно, хотя бы это и могло помочь доказательности моих предложений.

Ни один начальник ни в какой области, даже в самой тесной, например даже на отдельном корабле, не может предвидеть и всем распорядиться сам – он должен во многом предоставить широкую инициативу своим подчинённым… К этому невозможно сколько нибудь приблизиться без единства военного мышления.

Прошли те времена (если таковые когда нибудь были), когда можно было надеяться на победу, благодаря мысли, осенившей гения во время самого боя. Будущая война должна быть подготовлена задолго, и её средства должны быть тщательно подготовлены к употреблению. Вдохновенная мысль последнего момента должна опираться и должна быть поддержана силой общности мысли у всех.

Самые блестящие страницы нашей истории связаны с эпохами процветания нашего флота. Это были эпохи Великого Петра и Великой Екатерины, и не знаменателен не тот факт, что оба монарха, заслуживших титул великих, придавали огромное значение морской силе, оба добивались для России морских берегов…

Самые сложные из всех наук – это социальные, а сложнейшая между ними – наука о войне. В ней приходится исследовать помыслы и действия людей в сфере смертельной опасности, что представляет собой исключительную трудность, которая увеличивается ещё тем, что цель науки – выработать указания для победы над врагом, который столь же страстно хочет победить вас, всегда представляют для вас в значительной мере загадку, так как он всеми мерами скрывает от вас свои помыслы.

Силу всякого флота составляют главным образом два элемента: искусство и моральное состояние личного состава и численность и достоинство составляющих его судов.

Средства следуют целям, а не наоборот.

… Собственность хоть и привносит инициативу, но пробуждает в людях агрессию. И поскольку человек не совершенен по природе, постольку и войны неизбежны.

С тех пор как существуют люди на земле, они беспрестанно воюют; уже тысячи лет назад целые народы обрушивались друг на друга с целью завоевания, а между тем первый научный трактат по стратегии появился лишь в 1782 году. И трактовал он исключительно о ведении войны на суше и, конечно, как первая попытка был далеко не совершенен. Очевидно также, что с появлением этого трактата стратегия не являлась ещё в виде науки, пригодной и приспособленной для практического применения. Для этого она должна быть в таком состоянии, чтобы могла проникнуть в толщу личного состава офицеров военной силы.

Стратегию в полном размере надо изучать с молодых лет. Не стремясь смолоду к глубоким познаниям в военном деле, офицер прямо не почувствует влияния этого на свою служебную деятельность, пока она протекает на низших чинах… А когда офицер, оставаясь в этом состоянии, дойдёт до тех степеней, когда почувствует необходимость в более полном знании, то может оказаться – слишком много времени пропущено…

…Только тогда знание и может принести действительную пользу делу, когда оно идет рука об руку с гражданским мужеством, как только тогда и может быть использовано уменье владеть оружием, когда оно соединено с военным мужеством.

…Три четверти успеха на войне зависят от духовного начала, а главным его носителем и выразителем является начальствующий персонал.

Флот непосредственно сам бессилен против сухопутной силы, обыкновенно решающей судьбы вооруженных столкновений между народами, но он играет огромную роль в подготовке этого решения, подготовляя своей армии успех, а неприятельской – поражение.

Цель стратегии при изучении войны – это найти истинные причины, управляющие военными явлениями, или, по крайней мере, подойти к ним как можно ближе. Цель преподавания стратегии – достигнутое приближение к истине перевести в способ мышления других. А для этого эти другие должны получить внутреннее убеждение в том, что то, что им преподаётся, есть действительно истина или посильное к ней приближение.

Человечество, несмотря на всю утончённость своей культуры, на возросшую нервность и широко распространённую неврастению, не потеряло способности воевать! Никакие ужасы новейшей техники не уничтожили и даже не ослабили этой способности, не охладили военного пыла, когда задеты жизненные интересы людей, которые никак иначе не отстоять, как силой оружия»

У нас надо на вес золота ценить людей, имеющих особую охоту, наклонность к военному делу или хотя бы находящих в нём выгоду… У нас больше, чем у других, гибелен недостаток офицеров, мы не можем допустить, чтобы они бежали со службы. Они и так служат неохотно..