Цитаты Редьярда Киплинга

Редъярд Киплинг, (1865—1936 гг.), писатель

Есть только два способа править: рубить людям головы или считать людей по головам.

Любовь не знает каст.

И вдвоем по тропе, навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай,
Так и надо идти, не страшась пути,
Хоть на край земли, хоть за край!

Гиены и трусов, и храбрецов
Жуют без лишних затей,
Но они не пятнают имен мертвецов:
Это — дело людей.

Убивай для себя и семьи своей:если голоден, то — убей!
Но не смей убивать, чтобы злобу унять, и
Не смей убивать людей !

А тот, кто дружить не умеет в охотку,
Кто медлит, когда его помощь нужна,
Тот словно не ест, а насилует глотку,
Там вечная в сердце бушует война.

В этой песне, что ни слово -
Всё известно и не ново.
В ней поётся про естественный закон:
Люди врали – люди врут.
Люди крали – и крадут.
Так и будет до скончания времён.

Великие вещи, две, как одна:
Во-первых – Любовь, во вторых – Война,
Но конец Войны затерялся в крови -
Моё сердце, давай говорить о Любви!

Во прах повержен мир,
В содомский впал позор.
Сегодняшний кумир -
Оружье и топор!

Женская догадка обладает большей точностью, чем мужская уверенность.

Вот молитва всех влюблённых:
«Любим? Значит – навсегда!»

Всё может отказать,
Но только не Завет:
«Сумей не сплоховать! Умей держать ответ!»

Всё худшее мы взяли,
Всё лучшее не взяв.

Гиенам лишь бы чего пожрать,
Но знают они прекрасно -
Свежего мяса без бою не взять,
А с падалью безопасно.

Горд и честен будь стократ!
Если в путь кружной поманят -
Отвернись! У них ума нет!
Если слабых бить зовут -
Отвернись тогда и тут.

Да, мы порой заблуждались, порою блуждали,
Наши вожди запятнали бесчестьем
И душу, и плоть,
Но всем тем, кто заплутал,
Но в пути не плутовал,
По заслугам, по испугам, по делам воздаст Господь!

До цели сподручней дойти одному!

Если жизнью надо платить за власть, -
Господи, жизнью платить за власть! -
Мы заплатили сполна!

Если кобры вдруг почуют человека приближенье,
То Самец уйти с дороги не сочтёт за униженье.
Но не связывайся с Самкой, а не то придётся туго,
Ибо всякая Супруга злее всякого Супруга!

Жил дурак, и любил он всего сильней
Как, впрочем, и ты, и я,
Копну волос и мешок костей,
Ничтожество – вот было имя ей,
Но дурак её звал королевой своей,
Как, впрочем, и ты, и я.

Закон Любви, его статьи,
Вместили бы пухлый том,
Но смысла в нём, в Законе том,
Не сыщешь днём с огнём!

Здесь, под навесом, поднятым, как щит,
Боль нашего Востока возлежит:
Рожденье, смерть, любовь, тоска и слёзы,
И смерть, которой всё принадлежит.

И часто старый любит, как юнец,
А юного нежданный ждёт конец!

Из умственных потёмок
Ты выберись на свет,
Чтоб, не смутясь, потомок
Глядел тебе вослед.

Как питон, что ствол обвивает, в обе стороны действен Закон:
Стая сильна лишь Волком, а Волк лишь Стаей силён.

Когда ж стремлений ваших
Приблизится конец. Ваш тяжкий труд разрушит
Лентяй или глупец.

Когда мне в ворота стучится Чужак,
Вполне вероятно, что он мне не враг.
Но чуждые звуки его языка
Мешают мне к сердцу принять Чужака.

Когда никто открыть не смеет рот,
Когда толпе до Истины нет дела,
Эзопов дар в наследниках живёт.
И басни над людьми смеются смело.

Самая глупая женщина может сладить с умным мужчиной, но с дураком сладит лишь самая умная.

Кто не любит спрашивать,
Тому и не солгут.

Мизинец валит ветхий дуб,
Моль возится в шерсти.
Жрёт крыса сыр – и целый мир
Не в силах их спасти!

Мужчины разожгут очаг,
У каждого он – свой;
Четыре Ветра дым в очах
Мне принесут с собой.

Но внезапно я услышал голос внятный и певучий,
Повторялся Вечный Шёпот днем и ночью:
«Впереди Что-то ждёт тебя. Не бойся. Поищи за дальней кручей.
Отправляйся и отыщешь. Что-то ждёт тебя. Иди!»

Мы вспоминаем отчий дом,
Родимых мест приметы.
Чем дальше в море мы идём,
Тем ближе нам всё это.

Мы долго жили и будем жить – в работе до смертных дней.
Немало нам довелось пережить – и пережить друзей.
Мы ещё дышим, мыслим пока, с концами сводим концы:
На первый взгляд – боевой отряд, а в сущности – мертвецы.

Мы любим землю, но сердца
У нас не беспредельны,
И каждому, рукой Творца,
Дан уголок отдельный.

Мы честно сражаемся, мать, – бок о бок и взгляд во взгляд,
Ведь верность нельзя продать, а сердце снести в заклад.

Натерпишься, брат, если стрелы летят И желчь разливается с кровью,
Но стерпишься, брат, ибо хуже стократ
Наследники с мнимой любовью!

Не в них беда, а в нас беда, и как мы можем жить,
Когда властители страны – растлители страны?

Не ради идей или близких людей,
Не ради великих дел,
А ради культа касты своей
Он многие муки терпел.
И вот итог того, что он смог
В школе своей узнать:
Есть только то, чего никак
Нельзя себе позволять.

Никто пройти не может мимо
Судьбой назначенного дня.

Любовь и Смерть неотвратимы,
И вот – Любовь взяла меня!

Но помни за порогом,
Где всё былое – дым:
Ты был наказан Богом,
Но – не отвержен Им!

Но учтивость беззащитной даже сдуру не считай!

Носитель Идеи мечтает вести
Людей ко всеобщему благу.
Живя и страдая на Крестном пути,
Он прочь не отступит ни шагу.
Он светлой мечты не предаст ни на миг.
Однако неведомо мэтру:
Наступит момент – и его Ученик
Труды его пустит по ветру!

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток,
и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землёй
на Страшный Господень суд.

Он в клятве – пустомеля,
Он в вере – пустосвят.
Со страху на прицеле
Он держит всех подряд.
Им вертит круг ближайший -
Былая голытьба.
Он – Раб, что сел на царство,
И нет подлей Раба!

По жизни сноб, на дела слаб,
Но судит всегда свысока
И личности определяет масштаб
По цвету сукна пиджака.

Покуда мир был юн и дик,
А мы богоподобны, -
Кто правил в нём? Кулак и клык,
Отчаянны и злобны.

Когда детским губам довелось испить полной мерой горькую чашу Злобы, Подозрительности, Отчаяния, всей на свете Любви не хватит, чтобы однажды изведанное стерлось бесследно, даже если она ненадолго вернет свет померкшим глазам и туда, где было Неверие, заронит зерна Веры.

Превыше Силы и Власти -
Время: его рука
Равняет века династий
С днями цветка.
Привычка, память и любовь
Твердят нам: «До кончины
Свой край всем сердцем славословь!
Ты и земля – едины!»

Признаемся по-деловому, честно и наперёд:
Мы получили урок, а впрок ли нам он пойдёт?

Прилично ли, мудро ли, так повторю,
О врагах Царя говорить Царю?
Мы знаем, что скрыли Небо и Ад,
Но в душу Царя не проникнет взгляд.

Пусть мёртвый хоронит своих мертвецов,
А ты – для детей живи!

Путь орлиный,
путь змеиный,
путь жены и путь мужчины -
Их пути втройне опасны…

Сгинул дым над алтарями
Нашим чаяньям вослед,
А Богини – нет во храме;
Нет её, простыл и след.

Тому, кто жизнью собственной богат,
Едва ль нужны плоды воображенья!

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив.

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно всё пусто, всё сгорело,
И только Воля говорит: «Иди!»

Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Учи меня восторгам простоты,
Чей сладок плод и радостны цветы;
Учи меня обиды не таить
И всех людей Земли учи любить.

Что сулит сатана, им известно сполна: лишь ловушку для простака.

Чужое горе – кто измерит точно?
А ведь оно порой во много крат
Сильней, чем ваше.

Чьё сердце для ближнего настежь открыто,
Кто ближних не судит, тот сам не судим.

Я писал сказку ваших дней,
Горечь правды вкусив сперва.
Я писал о ней – но она страшней
И важней, чем мои слова.

Ястреб – в ясное небо,
В глухие заросли – лось,
Но мужское сердце – к женскому сердцу,
От века так повелось.



Вместе с "Цитаты Редьярда Киплинга" можно почитать: