Цитаты Шелдона Роута

История наших чувств формирует наш характер и определяет нашу судьбу.

Психотерапия бросает вызов судьбе, заставляя жить на самом острие эмоциональных переживаний.

Даже изображая одиночество, искусство может способствовать преодолению физического и эмоционального расстояния, соединять людей, увеличивать их ценность в глазах друг друга.

Хотя это может звучать банально, психология каждого человека совершенно уникальна и в интимных проявлениях, в деталях полна творчества.

Нам следует стремиться видеть жизнь такой, какая она есть, а не такой, какой ей следует быть.

Юмор несет в себе элемент прощения, а также признание естественных сил, контроль над которыми выходит за рамки наших возможностей.

Юмор помогает сделать непереносимое переносимым, что в конечном счете и составляет основное содержание процесса психотерапии.

Среди предметов, входящих в инструментарий психотерапевта, коробка с салфетками – на первом месте.

Многие хрупкие личности на самом деле хотят сказать «здравствуйте», говоря «до свидания».

Детские слезы становятся грустью в жизни взрослого.

Гнев только только начавшего ходить малыша по отношению к стоящим у него на пути препятствиям становится мощной детерминантой настойчивости взрослого человека.

Бессознательное пронизано любовью. Эта любовь, как стены в зеркальной комнате, отражает всю прежнюю любовь, реальную и воображаемую, обретенную и неизведанную.

Сновидение – это девственный продукт бессознательного.

Психотерапия – это изучение и осознание превратностей любви. Все беды и несчастья, с которыми люди приходят в кабинет психотерапевта, имеют одну общую составляющую – определенную фрустрацию, связанную с любовью.

Некоторые люди приходят к психотерапевту с надеждой получить то, чего у них нет. По иронии судьбы психотерапевт может «дать» только то, что пациент уже имеет.

Искусству исцеления средствами психотерапии присуща одна странная особенность: целитель зависит от пациента в выборе направления лечения и в своих предписаниях.

В психотерапии, как в жизни. Сначала возникает привязанность, основанная на любви и зависимости. Затем приходит понимание того, что удовольствие и боль являются неотъемлемыми компонентами этих отношений. Если в жизни мы в конце концов теряем родителей, то в психотерапии – психотерапевта.

По иронии судьбы люди обращаются к психотерапевту из за потери любви, воображаемой или реальной, но сам процесс психотерапии несет в себе утрату. Справиться с болью прошлого можно, если справиться с болью в настоящем.

Именно надежда на возвращение любви мотивирует пациента и помогает ему переносить дискомфорт, связанный с поиском помощи у чужого человека.

Когда наш пациент входит в дверь, у нас нет никаких соображений о том, что с ним. Мы начинаем с молчания и стараемся вести себя так, как если бы любое неосторожное движение могло повергнуть все живое в бездну, наподобие того, как это бывает при ходьбе по болоту.

Ход почти любой психотерапии представляет собой последовательность непредсказуемых событий, приближающих нас к истине, которая оказывается фантастичнее любой фантастики.

Некоторые из успешных психотерапевтов ведут себя так, словно они – большие плюшевые мишки, которых можно мысленно обнять, потискать, потрепать и погладить, использовать какое то время, а затем выбросить, когда отпадает необходимость.

Хороший психотерапевт – конечное прибежище людей, страдающих ностальгией; он никогда не устает слушать о старых добрых временах.

Депрессия – это вор, который крадет у нас хорошие воспоминания и способность к рациональному мышлению.

Любовь обретенная или любовь потерянная, любовь, которую ищут, или любовь, которую, кажется, вообще нельзя найти, – именно она нарушает жизнь человека, ищущего внимания и заботы со стороны другого, способного излечить его недуг.

Когда значимые в раннем детстве люди признают факты и достижения в жизни ребенка, они тем самым ставят на них печать реальности.

Прошлое – хорошее или плохое, но никогда не безразличное – это источник настроения, меланхолии, удовольствия и боли, это мир героев и злодеев, любви и ненависти.