Цитаты Валентина Пикуля

Пикуль Валентин Саввич, 1928–1990. Курсант Ленинградское подготовительное военно морское училище (1946). Участник Великой отечественной войны. Прослужил юнгой на миноносце «Грозный» Северного флота с 1943 по 1945 гг. Писатель, автор многочисленных художественных произведений на историческую и военно морскую тематику. Общий тираж книг при жизни писателя составил примерно 20 миллионов экземпляров.

А чтобы стать моряком, совсем не обязательно родиться на маяке. Ведь часто бывает и так, что мальчишка случайно, лишь на одно мгновение увидит море из окна дачного вагона – оно мелькнет ему сизым крылом чайки… В с ё! Теперь он очарован навсегда. Иного пути для него уже нет.

Диплом ведь ещё не делает человека счастливым… По пять лет сидят на шее у родителей и государства, а потом выясняется, что профессия им не нравится. Они, видите ли, ошиблись! Вот откуда рождается неудовлетворённость жизнью.

Еще не родилась коалиция, способная стереть Россию с лица земли, как неудачную формулу с грифельной доски. «Битва железных канцлеров»

Корабли – как и люди. Рождением своим приносят радость и поселяют в сердце печаль своей гибелью. Редко они доживают свой век на почетном приколе гаваней, словно на заслуженной пенсии, чаще их поглощает огонь или пучина…

Кто увидит дым голубоватый, поднимающийся над водой, тот пойдет дорогою проклятой – звонкою дорогою морской. Глупо удерживать человека, если его позовёт море. Эти призывы морей особенно хорошо слышны в юности.

Литература не живет одной книжкою, а целыми библиотеками; искусство выражается в собраниях музеев, но только не одной картиной, а жизнь человека сама по себе, хочет он того или не хочет, растворяется в эпохе, словно кристалл соли в разъедающем его растворе.

Один видный ученый океанолог, заглядывая в историю освоения морей Человеком, писал правдиво и возвышенно: «Образ жизни моряков имел свои отрицательные следствия: беспечность, фатализм и грубость нравов. Однако наряду с этим он воспитывал у моряков и высокие моральные качества – самоотверженность, бескорыстие, настойчивость и героизм. Если эти человеческие качества когда либо исчезнут, наша цивилизация пострадает: она не найдет ни в чем другом того, что потеряет вместе с привычкой Человека к морю…». Человек будет вечен, пока вечно Море.

Против флота Германии стоял героический Северный флот. Флот совсем небольшой. По сравнению с британским он был просто незначительным… Там, на аспидных скалах (которые зимой в снегу, а по веснам их забрызгивает полярная сирень и черемуха), там жили и воевали удивительные люди. Они уходили от этих родных скал в море Баренцево. Прямо в Ледовитый океан! Прямо в необъятный… Очень много этих людей ушло и больше не вернулось. Мы уже не встретим их на нашей зеленой земле. В синем море мы их тоже не повстречаем. Но для нас они живы в каждой капле океанской воды. Мы слышим их голоса в порывах океанского ветра.

Россия – это такая страна, которой можно нанести поражение, но которую нельзя победить!

Самые страшные люди на свете – идеалисты.

Суровые регламенты вахт и боевых расписаний не терпят рискованных промедлений. Головотяпы и тунеядцы не выдерживают ритма корабельных будней. Флот смолоду приучает к дисциплине, выносливости, умению терпеть и ждать, к ответственности – за каждое слово, каждый жест.

Счастливы люди, юность которых пронеслась в разгуле волн, на шатких корабельных палубах. В море юность быстрее, чем на берегу, смыкается с ожесточенным в борьбе мужеством. С высоких мостиков кораблей юноши зорче оглядывают горизонты своей жизни. Суровые регламенты вахт и боевых расписаний не терпят рискованных промедлений. Головотяпы и тунеядцы не выдерживают ритма корабельных будней. Флот смолоду приучает к дисциплине, выносливости, умению терпеть и ждать, к ответственности – за каждое слово, каждый жест.

Хороший матрос – это автомат, воедино сливший свои мышцы с мускулами машин, будь то турбина или орудие. В сраженье ему некогда, и этим все сказано. С первым же выстрелом нервы и сердце остаются в описаниях анатомических атласов: нет у матроса нервов, он уже не слышит, как стучит его безумное сердце.

Человек не всегда выбирает судьбу сам – иногда судьба схватит тебя за глотку и тащит в самый темный угол жизни. В темный и жуткий, как матросский кубрик, где, прыгая с койки, можешь наступить босой ногою на визжащую от ужаса поганую крысу. Человек, не знающий истории, как трава без почвы, без корней.

Человечество зародилось в море. Не оттого ли в венах людских и поныне буйно пульсирует кровь – соленая, как и вода океанов? Не потому ли мы не устаем подолгу следить за поступью волн в безбрежии моря, которое пропитано солнцем и вечностью? Что мы видим вдали? О чем мечтаем в такие минуты? Море властно зовет нас в свою колыбель, из которой мы вышли и встали на ноги. И мы охотно откликаемся на этот зов.

Жанр романа тем и хорош, что оставляет простор для читательского домысла. Без этого домысла никакой роман не может считаться законченным.

Власть не может обойтись без маленькой доли произвола.

Наука сама по себе космополитична, но учёные не всегда космополиты.

Будущее имеют страны, у которых есть прошлое.

Любой порядочный человек бессилен против злодейства. Подлецов можно побеждать лишь ответной подлостью, но на это не всякий способен.